§ 56. Конституция более высоких уровней интермонадического сообщества - Эдмунд Гуссерль и его Картезианские размышления - Неизвестен - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

  • Статьи

  • § 56. Конституция более высоких уровней интермонадического сообщества

    Таким образом, выше был прояснен первый, низ­ший уровень, на котором устанавливается взаимо­связь между мной, первопорядковой для меня мона­дой, и монадой, конституированной во мне как «другая» и вместе с тем как сущая для себя, мне же доступная лишь благодаря апрезентации. Единствен­но возможный способ, в соответствии с которым «другие» могут обладать для меня смыслом и значи­мостью как сущие, и притом сущие таким-то обра­зом, состоит в том, что они конституируются во мне как «другие»; если они получают этот смысл и значи­мость из источников, допускающих непрерывное подтверждение, то мне в самом деле приходится говорить, что они существуют, однако лишь в том смысле, в котором они конституированы: как мона-ды, существующие для самих себя точно так же, как я существую для себя; существующие при этом в сооб­ществе, т. е. (я намеренно повторяю уже употребляв­шееся ранее выражение) в связи со мной как конк­ретным ego, монадой. Конечно, в реальности они отделены от моей монады, поскольку никакая реаль­ная связь не соединяет их переживания с моими, и вообще, что-либо принадлежащее их собственной сущности — с тем, что принадлежит моей. Такому разделению соответствует и реальное, наблюдаемое в мире разделение между моим психофизическим су­ществованием и таким же существованием другого, разделение, которое развертывается в пространстве в силу того, что, как объекты, живые тела обладают пространственными характеристиками. С другой стороны, это изначальное сообщество все же имеет определенную значимость. Если реально каждая мо­нада представляет собой некое абсолютно замкну­тое единство, то ирреальное интенциональное про­никновение «других» ego в мою первопорядковую сферу все же не ирреально, если его рассматривать как нечто приснившееся во сне или просто как то, что можно себе представить. Сущее вступает в интен­циональное сообщество с другим сущим. Это вид свя­зи, обладающий принципиальным своеобразием, подлинное сообщество, которое делает в трансцен­дентальном смысле возможным бытие мира, мира людей и вещей.

    Когда достигнута ясность в отношении первого уровня, на котором организуется сообщество, и, что почти одно и то же, в отношении первой конститу­ции объективного мира, исходящей из мира перво-порядкового, с более высокими уровнями возника­ют уже относительно меньшие затруднения. Хотя в целях всестороннего истолкования они требуют обширных исследований со все более дифференци­рованной проблематикой, пока мы можем удовлет­вориться грубыми и на уже заложенном фундамен­те легко понятными основными чертами. Из себя, т. е. в конститутивном отношении, из прамонады, я получаю другие сущие для меня монады и, соответ­ственно, «других» как психофизических субъектов. Это подразумевает, что я обретаю их не просто как противополагаемых мне телесно и как посред­ством образования ассоциативной пары соотне­сенных с моим психофизическим существованием, ведь последнее всегда является центральным, и лег­ко понять, что и в мире, относящемся к данной сту­пени сообщества, оно остается центральным звеном в силу необходимым образом ориентированного спо­соба данности этого мира. Напротив, в самом смыс­ле человеческого сообщества и человека, который даже как единичный человек несет в себе смысл члена некого сообщества (что распространяется и на сообщества зверей), заключено некое взаимное бытие друг для друга, которое приводит к объек­тивации и уравниванию моего существования и су­ществования всех других; таким образом, я подоб­но всякому другому существую как человек среди других людей. Если, пытаясь понять другого чело­века, я глубже проникну в горизонт его собствен­ной сферы, то вскоре столкнусь с тем фактом, что как его тело находится в моем, так и мое живое тело находится в его поле восприятия, и что вообще он сразу же воспринимает меня в опыте как другого по отношению к нему, подобно тому как я восприни­маю его в качестве своего другого. Я также обнару­жу, что если существует несколько «других», то они и друг друга воспринимают в опыте как «других»; и далее, что я могу воспринимать в опыте того или иного «другого» не просто как «другого», но как со­отнесенного, в свою очередь, со своими «другими», а, может быть, — при допускающем повторение опосредовании, — соотнесенного в то же время и со мной самим. Ясно также, что люди могут быть восприняты в апперцепции только как снова и сно­ва обретающие «других», не только в действитель­ности, но и в возможности, по своему собственно­му желанию. Сама открыто-бесконечная природа становится тогда такой природой, которая включа­ет в себя, как субъектов возможного взаимодей­ствия, неизвестно каким образом распределенных в бесконечном пространстве людей и вообще всех животных в их открытом многообразии. Конечно, в трансцендентальной конкретности этому сооб­ществу соответствует такое же открытое сообще­ство монад, которое мы обозначаем как трансцен­дентальную интерсубъективность. Вряд ли нужно говорить, что она конституирована для меня чис­то во мне, в размышляющем ego, и только из источ­ников, принадлежащих моей интенциональности, но конституирована как такое сообщество, кото­рое конституировано и в каждой другой монаде (которая, в свою очередь, конституирована в моди­фицированном виде как «другой»} как то же самое сообщество, только в другом субъективном моду­се явления, и притом конституировано как необхо­димо несущее в себе тот же самый объективный мир. Очевидно к сущности трансцендентально конституированного во мне (и, подобным образом, во всяком мыслимом для меня сообществе монад) мира принадлежит то, что он в силу сущностной необходимости становится миром людей, что для каждого отдельного человека он с большим или меньшим совершенством конституируется во внут­ренней психической сфере — в интенциональных переживаниях и потенциальных системах интен­циональности, которые, как составляющие душев­ной жизни, в свою очередь, уже конституированы как сущие в мире. Под психической конституцией объективного мира можно понимать, например, мое действительное и возможное опытное позна­ние мира, принадлежащее моему Я, которое само себя воспринимает в опыте как человека. Этот опыт может быть более или менее совершенным, он все­гда имеет открыто-неопределенный горизонт. В этом горизонте для каждого человека заключен каждый другой — в физическом, психофизическом, внутренне-психическом смысле — как царство от­крыто-бесконечных возможностей подступа к нему, которые по большей части остаются нереа­лизованными.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.