§23. Уточнение понятия трансцендентальной конституции с различением «разумного» и «неразумного» - Эдмунд Гуссерль и его Картезианские размышления - Неизвестен - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

  • Статьи

  • §23. Уточнение понятия трансцендентальной конституции с различением «разумного» и «неразумного»

    Феноменологическая конституция до сих пор была для нас конституцией интенционального пред­мета вообще. Она во всей широте охватывала пробле­матику cogito-cogitatum. Теперь мы приступаем к структурной дифференциации этого соотношения и к выработке более точного понятия конституции. До сих пор было безразлично, шла ли речь о действи­тельно сущих или о не-сущих, возможных или невоз­можных предметах. Но это различие отнюдь не упус­кается из виду при воздержании от принятия решения о бытии или небытии мира (а затем и остальных за­ранее данных предметностей). Напротив, при разли­чении разумного и неразумного, понимаемых в ши­роком смысле как коррелятивные наименования бытия и небытия, оно становится универсальной те­мой феноменологии. Посредством έποχή мы осуще­ствляем редукцию к чистому полаганию (cogtto) и к полагаемому чисто как полагаемому. Последнему, — т. е. не самим предметам, а предметному смыслу, — приписываются предикаты бытия и небытия и их модальные разновидности; первому, — т. е. тому или иному полаганию, — предикаты истинности (правильности) и ложности, хотя и в наиболее широком смысле. Эти предикаты не даны как феноменологи­ческие данные непосредственно в содержащих полагание переживаниях и, соответственно, в полагае­мых предметах, как таковых, и все же они имеют свое феноменологическое начало. Многообразия синте­тически взаимосвязанных способов осознания каждого полагаемого предмета какой-либо катего­рии, феноменологическая типика которых доступ­на исследованию, включают также те синтезы, для которых в отношении некого исходного полагания типичен стиль подтверждения и, в частности, под­тверждения в силу очевидности, или же, напротив, стиль опровержения, в частности, также в силу оче­видности. При этом полагаемый в качестве корре­лята предмет с очевидностью характеризуется как сущий, или, соответственно, не-сущий (предмет, бы­тие которого опровергнуто, зачеркнуто). Такого рода синтезы представляют собой интенциональности более высокого уровня, в исключающей дизъюн­кции принадлежащие всем предметным смыслам как акты и корреляты «разума», по существу относящие­ся к трансцендентальному ego. Разумность не есть некая случайная фактическая способность, это имя следует дать не каким-либо возможным, слу­чайным фактам, но, скорее, универсальной сущностной форме структуры трансценденталь­ной субъективности вообще.

    Разумность отсылает к возможностям подтверж­дения, а эти последние, в конце концов, — к дости­жению очевидности чего-либо и к обладанию чем-либо как очевидным.

    Это нужно было бы обсудить уже в начале наших размышлений, когда мы еще только искали с наивно­стью новичков основные направления метода и, сле­довательно, не ступили еще на почву феноменологии. Теперь же это становится темой нашего феномено­логического исследования.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.