Страница 121 - Разум природы и разум человека - А.М. Хазен - Философия как наука - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

  • Статьи

  • align=left style='text-align:left'>Модели в науке

    Понятие модели относится к очевидным, однако при его примене­ни­ях в науке есть нетривиальные особенности. Модели последовательно ввёл в науку Л.И. Се­дов. В книгах [14], [11], [170] я пояс­нял понятие о моделях. Рассмотренное выше об эффективности языка-математики мо­жет быть выражено в терминологии моделей.

    Модель образует:

    выбор ступени иерархии синтеза энтропии-ин­фор­­мации;

    выбор действующих на ней определяющих переменных;

    формулировка от­вечающих данной ступени условий;

    решение задач при этих пере­мен­ных и условиях;

    сопоставление результатов решений с реальностью, приводя­щее к запоминанию (экспоненциальному использованию данной моде­ли). Это принимается как критерий истинности модели.

    Физические теории (модели) не единственны. Примеры [11] кван­то­вая механика и квантовая электродинамика, теория возмущений в ме­ха­нике. Эти теории есть модели, в которых дейст­вие не определено как мера ин­формации в механике (функция Ляпунова в механике). В них не­кор­­рек­тно определена энергия в исходных уравнениях механики. Они ос­­­но­ва­ны на предельном переходе к нулевому объёму в неустранимо дис­к­рет­ном фазовом пространстве. Несмотря на это они эффективны и удовлетворяют требованиям запоминания. В этом главная особенность моделей – заведомо неполные и даже некор­ректные модели могут да­вать правильные практические результа­ты, быть основой промыш­лен­ных технологий и даже фундамен­таль­ных теорий.

    Эта парадоксальная особенность моделей закономерна. Разум при­ро­ды и разум человека тождественен по своим основам. Поэтому мож­но произвольно установить “нулевой” уровень иерархии синтеза инфор­ма­ции при работе разума человека. Разум природы на каждой сту­пе­ни иерархии синтеза информации “забывает” предысторию. Кавычки нуж­ны потому, что она в нём неявно существует. Модели отрезают пред­ыс­то­­рию произвольно, но пробами и ошибками минимизируют возникаю­щие неточности. Если при этом результаты совпадают с реальностью в част­ном интервале про­цес­сов, объектов, вза­имодействий, который ак­ту­а­лен в данный момент развития науки, то модель запоминается.

                Что такое – наука?  На этот вопрос можно дать краткий и исчер­пы­вающий ответ – наука есть создание и анализ моделей. Наука состоит в том, что задают аксиомы. Этим задана ступень иерархии энтропии-ин­фор­­мации и отвечающий ей язык. Любые аксиомы заведомо не есть ис­тина, тем более, абсолютная истина, так как в мо­мент их синтеза неиз­вест­на об­ласть, за пределами которой они ошибочны. Далее ана­лизи­ру­ют ре­зуль­­таты при­менения этих аксиом к зада­чам, экспери­мен­­там, наб­лю­дениям, включая логический анализ на осно­ве правил язы­ка, отвеча­ю­щего созданной аксиомами ступени иерархии. Для обоз­на­чения приме­не­ния аксиом существует термин – ин­тер­претация аксиом.

                            Аксиомы и полученные на их основе результаты – это и есть мо­де­ли в науке. Практические результаты применения метода моделей сос­тав­ляют интеллектуальный и технический прогресс человечества. Воз­мож­ность та­­ким методом объяснить известные факты или установить но­вые есть свидетельство истинности аксиом.

                            Сами по себе (в отрыве от моделей) ни положительные, ни от­ри­ца­тельные результаты наблюдений и экспериментов не могут быть абсолю­тизированными критериями истинности аксиом.

                            Метод моделей лежит в основе создания новой информации. Его результат есть накопление информации – знания человечества.

                            Непонятно? – Вполне возможно! Ведь в сформулированном выше сразу виден замкнутый круг. Он всегда присутствует в любом научном методе и в любых его результатах. Разорвать его невозможно – он воз­ни­ка­ет из существа разума природы. Можно только путём уменьшения чис­ла первичных аксиом отодвинуть замыкание круга – прев­ра­тить его в спираль. В этом состоит цель и результаты науки (метода мо­делей).

    Так что же – природа непознаваема? Наоборот! Метод моделей и вы­ражающая его наука не содержат в себе запретов на постоянное умень­шение числа исходных аксиом. Более того, как будет показано ни­же, существует теорема Гёделя, которая гарантирует отсут­ствие непрео­до­лимых препятствий на этом пути. Кстати, она не исклю­чает сущест­во­вания предельной, не подлежащей уточ­не­нию системы ак­сиом.

    Абстрагирование есть то основное, что составляет самый первый шаг в возникновении зачатков нервной передачи у простейших однокле­точ­ных эукариот. Синтезируется информация о самом главном – прямой физико-химический ответ на внешние воздействия разрывается электри­чес­кой ступенью, не содержащей химической однозначности – абст­ра­ги­рование от физико-химических причин. Работа органов чувств, напри­мер, зрения есть следующая ступень абстракции – геометрическая од­но­знач­ность опти­ческих проек­ций заменяется абстракцией – пространст­вен­ными спект­рами и корреляцион­ными функциями, включающими в се­бя случайные структуры и взаимодействия, характе­ри­зующие данный вид и данный индивидуум. Наука есть старшая ступень иерархии аб­ст­рак­ций, берущей начало у эукариот. Не будет преувеличением сказать, что ис­то­ки метода аксиом в науке впервые заложены у эукариот.

    Классическим примером произвольности аксиоматики науки яв­ля­ет­ся планетарная модель ато­ма Н. Бора. Она хо­ро­шо совпа­дала (и до сих пор совпадает) с закономерностями спек­тральных линий прос­тей­­ше­го ато­ма – водорода. Но она противо­ре­чит основам электро­маг­не­тиз­ма Макс­велла. Для любителей строгих доказательств она есть бред су­мас­шедшего изобретателя, которого се­год­ня бы на порог науч­но­го жур­нала не пустил бы ни один рецензент, угодливо прик­ры­вая тру­сость титуло­ван­ного главного редактора.

    Парадоксальным образом многие из вели­чай­ших дости­жений нау­ки в момент возникновения имели своим доказательством убеждён­ность в их справедливости только самого автора. Этот парадокс исчезает, если исходить из главного – из тождественности прин­ци­пов синтеза инфор­ма­ции в природе и в мозге человека. Невоз­мож­ность обо­сновать аксиомы средствами логики есть основа поз­на­ваемости при­ро­ды. Можно задать произвольную систему ак­си­ом. Можно полу­чать на её основе в пре­де­лах её частных предпосылок совпадающие с экспериментом ре­зуль­таты. Можно тракто­вать их в терминах этих про­из­вольных аксиом. Более того, это всё станет абсолютной истиной, когда будет введена но­вая система аксиом, в ко­то­рой старые станут извращён­ным частным слу­чаем. Новых аксиом обяза­тель­но будет меньше, чем бы­ло старых. Наука всегда и не­ус­транимо есть цепь гениальных оши­бок. Абсолютная истина – это заве­до­мые ошибки.

    К сожалению, в результате положительной, неизбежной противо­ре­чивости методологии науки возникла своеобразная на­уч­ная корруп­ция, при­няв­шая форму оскорбительной (иногда даже про­с­то уго­лов­ной) реакции на любые попытки найти более общие модели при­роды там, где недостаточность старых моделей явно видна даже их авторам.

    Да! В этих по­пыт­ках большинство несостоятельные, так как их ав­то­ры пытаются в рам­ках старых аксиом получить нечто новое. Но и в та­ком виде попытки смысл имеют – ведь они в строгих терминах языка-математики указы­вают, где и какие несоответствия при этом возникают. Да! Нередко в этом участвуют люди с недостаточной грамотностью. Уро­вень образования и “нулевых” аксиоматических понятий у всех лю­дей разный, отличающийся на столетия и тысячелетия. Они со­су­ще­ст­ву­ют в одном месте и в одно время (в пределах страны, города, оби­ходного или производственного коллектива). Более того, у любого из них сов­ре­менный уровень в одной узкой области мо­жет сочетаться с от­ста­ванием на те же интервалы в смежных или далё­ких областях. Но ведь судьи в научных спорах себя считают грамотными. Значит они должны быть в состоянии объяснить заблуждения, а не прибегать к ярлыкам ереси.

    Незавершённость существу­ю­щих научных моделей под­чёр­кивают многие известные научные работ­ники. Например о несов­мест­ности ак­си­ом пишет в своей работе [169] Виг­нер. Он обращает вни­мание на то, что теория относительности и кван­товая теория несовмести­мо определяют точку в пространстве-времени. В первой она есть, во вто­ром её заменяет неопределённость, выражаемая соотноше­нием Гейзен­берга в его класси­чес­ком виде. Вигнер высказы­ва­ет предположение, что объединения этих теорий найдено не будет. Пред­положения такого типа есть ошибка. При­ро­да (её разум) иерар­хич­на, но едина, а потому релятивизм и кван­товая механика как явления природы не могут содер­жать в себе про­тиворечий. К су­ще­ст­­вую­щим фор­­мам описания того и другого как областей науки (ре­зуль­татов разу­ма чело­ве­ка) это не относится. Для них автономизация и про­ти­воречия воз­можны, но это временные состояния.

    Развитие науки, как показывает её история, главным образом, на­п­рав­лено к тому, чтобы уничтожать автономизацию и противоречивость её конкретных областей. Всегда ли это возможно? Положительный ответ мож­но получить, если правильно понять известную теорему Гёделя.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.