II - Мой Бог. Опыт трансимманентной философии (Петергоф - Озёрск, лето 1988 г.) - Сергей Борчиков - Философия как наука - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

  • Статьи

  • II

    21 июля (Петергоф)              [В  Никуда  Ниоткуда.   Бог и Я.   Бог  не имеет предиката бытия.]

     

    Природа Петергофского сада подарила мне стихотворение:

                    В никуда ниоткуда я иду прямиком,

                    По извилистой тропке, без плаща, босиком.

                    Дождь вонзается в щеки, ветер волосы рвёт,

                    И неведомый голос снова к Богу зовёт.

    Бог!

    Неужели это слово, которое несколько притупилось для меня, снова взойдет на небосклоне души? Неужели я увлекусь им несмотря на то, что я совершенно холоден к религии?

    Бог без религии! Философский Бог!

    Да. Но это всё же не тот философский Бог, который некогда поразил моё мышление. Тот Бог имел в основании идею Ансельма Кентерберийского: сущность, заключающая в себе своё существование, – и подкреплялся картезианским лозунгом: cogito ergo sum. А этот Бог, когда прорвалось, отгородился от бытия и объявил картезианский пафос иллюзией.

    Что же истина для нового Бога?

    Истина то, что прорвалось. Но прорвалось Ничто, более того, из Ничего, Ниоткуда и направленное в Никуда.

    Парадоксальней всего: это Нечто-ничто таково, что переходит свой собственный предел. Это означает, что алгоритм «есть Нечто, следовательно я существую» неверен, ибо этому Нечто нельзя вменить предикат бытия. Ибо стоит только сказать: «Нечто есть», – так сразу это высказывание становится неверным, поскольку Нечто таково, что преступает этот полагаемый ему предел.

    «В качестве Я... человек находится больше не в здесь-и-те­перь, но «за» ним, за самим собой, вне какого-либо места в ничто, он растворяется в ничто, в пространственно-временном нигде-ни­когда. Будучи вне места и вне времени, он делает возможным переживание себя самого и одновременно переживание своей безместности и безвременности и как стояния вне себя... Он положен в свою границу и потому преступает её...»

    Несмотря на все апофатические характеристики это Нечто-ни­что или нигде-никогда – один этот единый Бог – собственно и есть. И ничего, кроме него, собственно, и нет.

    Иными словами, есть нечто, и только одно оно и есть, которое не имеет предиката бытия. Всё остальное не есть, ибо существующим оно становится тогда, когда присовокупляет предикат бытия. Если предикат бытия присовокупляется к Богу, Бог перестает быть. Бог есть, но не потому, что он само бытие, а потому, что его нет.

     





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.