4. Аутентичные персоналистические ценности - Проблема Абсолюта и духовной индивидуальности в философском диалоге Лосского, Вышеславцева и Франка - С. В. Дворянов - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

  • Статьи

  • 4. Аутентичные персоналистические ценности

                           как основа развития гармоничной личности.

      В контексте нашего разговора о духовной индивидуальности, мы можем вести речь об а у т е н т и ч н ы х ценностях, которые являются  некими изначальными заданностями Абсолюта, и которые непосредственно связаны с тем, что Лосский называл “определенным  своеобразным  назначением”  субстанциального деятеля 22). По Лосскому Бог вложил в каждого субстанционального деятеля некую “нормативную индивидуальную идею”, которая является своего рода “путеводной звездой”, (метафора Франка) конечной целью его духовной эволюции. Нормативная индивидуальная идея по сути является своеобразным “духовным призванием” субстанционального деятеля, и реализация им прочих, посторонних  идей и ценностей не в силах привести к удовлетворению и гармонии. Только ориентация на абсолютные ценности способна сделать субстанционального деятеля счастливым. Однако, стоит отметить, что абсолютные ( трансцендентные) ценности,  как это верно  было  подмечено  и Лосским, и Вышеславцевым, не могут  с о з д а в а т ь с я субстанциальным деятелем, ибо они существуют изначально и, по милости Абсолюта, могут только   лишь о т к р  ы  в  а  т  ь с я субстанциональному деятелю в процессе реализации его жизненных устремлений.  “Творчество есть воображение и воплощение ценностей. Но  истинных ценностей, как  они существуют сами по себе, в идеальном мире, мы  н е  с о з д а е  м. Мы  их  лишь  “открываем”, лишь  получаем  как  божественный дар, как благодать" 23). Итак, поскольку мы не можем создавать ценности, наша индивидуальность способна проявлять себя, раскрываться лишь в отношении к ним. Отношение суть эмоции. Отношение суть связь, и, в конечном счете, религиозность.

       Взгляды и судьба русских философов наглядно свидетельствуют об их личных религиозных ценностных убеждениях. Позицию, которую  они занимают можно рассматривать как мировозренческо-поведенческую альтернативу, как вызов обществу, исповедующему  тварные  ценности, или, (выражаясь словами Б. П. Вышеславцева), “поглощенному спекуляцией на понижение, манией сексуальной профанации”.

         Общей для внимания Лосского, Франка и Вышеславцева, ( в русле  разговора о реализации Абсолютных ценностей), является философская категория, именуемая “Логос”. По  сути  дела,  Логос  связывается с той самой “благодатью”, или трансцендентным открытием, о котором мы говорили  выше. Логос является тем проводником, путеводителем, который приоткрывает завесу, скрывающую от нас мир духовных, божественных ценностей. Говоря о значении Логоса в духовной жизни субстанциального деятеля прежде всего необходимо отметить, что  всякая  система  ценностей предусматривает определенные механизмы их реализации (достижения), которые,  как мы уже выяснили, замыкаются на индивидуальные  эмоции  субстанциального  деятеля. Поскольку Абсолют является Личностью, постольку Ему присущи эмоции, а значит Он обладает всесовершенной божественной психологией. Это психология любовного взаимообмена. Бог-Отец, посредством Сына, посылаемого в наш мир с духовной миссией, дарит любовь, учит нас любви. Христос есть как бы прозрачная среда для приятия высших ценностей, Богочеловек, то есть личность, обладающая божественными качествами и полномочиями. Следующая мысль, которая поясняет значение Логоса в духовном самосовершенствовании может быть выражена в простом “афоризме” : “Бог ближе всего нам в образе человека”. Эта мысль далеко не новаторская. Человеческие поступки и их мотивы, этические доминанты, борения, преодоление искушений, демонстрация преданности и покорности, демонстрация мужества и любви - вот что привлекает человека, ищущего связи, духовного сродства, то есть, в конечном итоге, ищущего н е т л е н н ы х  ценностей. Бог ближе, доступней и понятней нам в  о б р а з е  человека. И коль скоро мы об этом говорим, мы  обязаны в более общих чертах рассказать о пользовании субстанциальным деятелем специфическим рядом о б р а з о в, как универсальных моделей сознания. Так, например, объясняя  глубинную взаимосвязь идеи Логоса с восприятием этой идеи в соответствующей образной системе, Вышеславцев пишет : “Образ есть момент великого метафизического  принципа  воплощения Логоса, воображения  идей. Всякая идея и всякая ценность содержит в себе п о с т у л а т  р е а л и з а ц и и. Она  д о л ж  н  а  воображаться и воплощаться, это лежит в ее существе. Воображение можно рассматривать как движение идеи сверху вниз, как формирование материи при помощи идеи, как воплощение. Но воображение можно рассматривать также и как движение снизу вверх, как стремление эмоций подняться к идеальному миру” 24).

      Продолжая развивать наши философские параллели со  слитком  золота, мы  можем  отметить, что золото содержит в себе "постулат реализации” богатства, “материального превосходства”, “накопительства”, как некой идеи, или ценности.  Данный постулат заложен в самой природе золота и он может  быть  реализован субъектом с помощью воображения, то есть с помощью определенных моделей сознания, которые влекут за собой психические переживания различной степени интенсивности. Апелляция к образу “богатого, преуспевающего человека” является основой этих переживаний, а их конечным итогом и смыслом  является факт у д о в л е т в о р е н и я потребностей, или наиболее актуальных желаний субстанциального деятеля.  Изготовление из слитка золотых монет, изделий и есть “формирование материи при помощи идеи”. В данном случае имеет место движение ценности “сверху вниз”, когда идея богатства, обладания, проникает в этот мир и предстает в нем в искаженном виде, распространяясь на эмпирические предметы. Не случайно в сакральных писаниях древней Индии золото называется “желтыми испражнениями” ( “Бхагавата-пурана”). Но то же самое золото используется при золочении куполов храмов, домов Божьих - это есть результат движения ценности снизу вверх, стремление эмоций подняться к горнему миру.

          Нам остается задать еще один, вполне закономерный вопрос :  во имя чего субстанциальный деятель должен культивировать  духовные потребности, духовные желания ? Этот вопрос  можно сформулировать несколько иначе : “ Почему переживания, связанные с реализацией духовных ценностей более привлекательны, нежели переживания, связанные с реализацией  ценностей психо-материального царства ? Каким образом можно сопоставить блаженство духовное и блаженство материальное?” Ответы на данные вопросы очевидны, ибо они кроются в  услаждающей, всеблагодатной природе Абсолюта : духовные переживания вечны, а все остальные носят временный, преходящий, а значит умаленный, ущербный  характер , следовательно для человека они трагичны. С.Л. Франк очень тонко подметил, что только осознание всей глубины нашего трагичного положения способно подвигнуть нас  к служению высшим ценностям. “Сама возможность трагедии предполагает те глубины человеческого духа, в которых он, возвышаясь над ней, имеет прочную основу своего бытия в блаженном покое гармонии, - пишет  Франк, и далее заключает, - трагедия есть потеря равновесия, неустойчивое положение, требующее исхода и имеющее смысл только перед лицом покоя и гармонии” 25).

        Процесс реализации различных аутентичных (духовных) ценностей, (аутентичных в смысле их соответствия духовной индивидуальности) по Лосскому, носит название реализации ч а с т и ч н  ы х  абсолютных  ценностей. “Поэтому  всякая сотворенная личность есть ( во всяком случае потенциально) также всеобъемлющая и Абсолютная ценность, но  не  первоначальная, всеобъемлющая  внутренняя ценность. Все необходимые аспекты полноты бытия, любви, красоты, истины, свободы и прочего являются также абсолютными внутренними ценностями, но, будучи просто аспектами целого, они представляют собой частичные абсолютные ценности”26). Нам стоит более подробно прокомментировать  эту цитату Лосского. Высказываясь по поводу частичных абсолютных ценностей, Лосский, в духе своего глубоко персоналистического мировоззрения, имел ввиду факт конечного достижения субстанциальным деятелем высшей гармонии, свободы в Боге, подразумевая при этом, что душа человеческая достигает состояния а б с о л ю т н о г о удовлетворения. Вместе с тем это абсолютное удовлетворение не есть самодостаточность, ибо последняя свойственна лишь Абсолюту, как высшей аксиологической реальности, а не духовной индивидуальности, гармоническое бытие которой немыслимо вне Бога. И Лосский и Франк довольно часто в своих работах приводят цитату Блаженного Августина : “Неспокойно сердце наше, пока не успокоиться в Тебе”.

         Развивая свою аксиологическую теорию Лосский утверждает, что все объективные (объектные) ценности являются эманациями (неполными частями), исходящими из Абсолюта. Употребление термина “объектные ценности” нам представляется более предпочтительным, нежели словосочетание “объективные ценности”( хотя в контексте обсуждаемых проблем эти словосочетания имеет тождественное значение). Выбор в пользу первого из них обусловлен тем, что  Абсолют, представляя из себя высшую объективность, эмалирует из себя определенные объекты материального мира, способные вызвать “чувство ценности”, и потому более наглядным было бы употребление “объектные ценности”. Впрочем,  не стоит забывать, что рассматриваемое нами чувство ценности, связанное с объектами материального царства, носит искаженный, “ускользающий” характер, поскольку сами они относятся к “внешней”, более низшей энергии, нежели объекты духовные.

      В работе “Ценность и бытие” Н.О.Лосский приводит высказывание Й. К. Крейбига о том, что “можно допустить употребление термина “объективная ценность”, если придать ему следующее значение : ценность объекта, согласно суждению и д е а л ь н о й  л и ч н о с т и, все эмпирически возможные реакции чувства которой совершаются при полном знании свойств объекта” 27).    Поистине, это очень глубокое замечание, оно является попыткой преодоления того человеческого недуга, который мы обычно называем релятивизмом и субъективизмом. В качестве возможной кандидатуры подобной “идеальной личности” (не случайно это словосочетание Лосский выделил курсивом) можно утвердить, например, личность святого, или пророка, как субстанциального деятеля, достигшего высшей ступени духовной эволюции и приблизившегося к познанию “тайны Абсолютного”, а следовательно составившего полное и  о б ъ е к т ив н о е впечатление обо всех прочих объектных ценностях психо-материального бытия. Подобная личность, взирающая на ценности э т о г о  м и р а как на своего рода “желтые испражнения”, на основе личного примера, личной э м о ц и а н а л ь н о й проповеди способна породить аксиологическую ( духовную) революцию. Именно об этом в довольно эмоциональной, и даже категоричной форме высказывается  С.Л.Франк : “...Благая весть принесла  в е л и ч а й ш у ю  д у х о в н у ю  р е в о л ю ц и ю, когда либо совершавшуюся в мире, - можно даже сказать е д и н с т в е н н о  п о д л и н н у ю  р е в о л ю ц и  ю”28).





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.