1.4. Фридрих Дессауер и концепция техники  как сопричастности божеству творению - Философия техники - Митчем - Философия как наука - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

  • Статьи

  • 1.4. Фридрих Дессауер и концепция техники  как сопричастности божеству творению

     

    Наиболее выдающейся фигурой в дискуссиях по проблемам философии техники как до второй мировой войны, так и непосредственно после нее был, несомненно, Фридрих Дессауер (1881-1963), деятельность которого охватывает всю первую половину XX века. За этот период он выступал последовательно с работами: ”Technische Kultur? ” (Техническая культура? 1908), ”Philosophie der Technik” (Философия техники, 1927), ”Seele um Bannkreis der Technik” (Души в сфере техники, 1945) и ”Streit um die Technik” (Споры вокруг техники, 1956). Тем самым Фридрих Дессауер стал четвертым философом, сделавшим выражение ”философия техники” заголовком своих работ.

    Дессауер в еще большей мере, чем Эрнст Капп, был довольно необычным для Германии философом. Начнем хотя бы с того, что его деловые успехи предшествовали его университетскому образованию; до конца своей жизни он оставался благочестивым католиком и, будучи при этом человеком светским, написал много работ по вопросам теологии. Однако в юношеские годы он был буквально загипнотизирован работами Рентгена, открывшего X-лучи, в девятнадцать лет бросил школу и основал заводы, на которых производились машины для получения X-лучей. В качестве изобретателя и предпринимателя он разработал и развил технику терапии глубокого проникновения X-лучей. Как предприниматель он был связан с университетскими исследованиями по проблеме создания трансформаторов высоких энергий, которые намеревался сочетать с мощными машинами, производящими X-лучи. На основании этих работ ему была присвоена докторская степень в области прикладной физики в 1917 году в университете Франк-фурта-на-Майне. Позднее, получив должность в университете, оставив свою деятельность в этой области. В 1922 году, как популярный лектор университета и писатель, Дессауер сумел убедить целую группу промышленников финансировать создание исследовательского Института биофизики, директором которого он и стал. Начиная с 1924 года началась его деятельность в Рейхстаге в качестве члена Христианско-демократической партии. Он был депутатом Рейхстага до 1933 года, до тех пор, пока по причине открытой оппозиции Гитлеру, он был сначала арестован, а затем выслан из страны. В годы второй мировой войны Дессауер сначала появился в Стамбульском университете, а затем — во Фрайбургском (Швейцария). В 1953 он вернулся в Германию и стал вновь директором Института биофизики имени Макса Планка. Умер Дессауер в 1963 году от рака, получив болезнь во время проводимых опытов с X-лучами.

    В своей философии техники Дессауер был столь же экуменичен (всесторонен и открыт другим сферам знания), как и в жизни. Он хотя и был сторонником защиты техники с помощью строгих понятий, все же пытался вступать в диалог с экзистенциалистами, с социологами и теологами. Благодаря последовательности и строгости в анализе проблем философии техники Дессауер стал именно тем исследователем, которого чаще всего упоминают и цитируют представители философии науки, когда касаются вопросов философии техники.

    Действительно, чтобы суммировать дессауеровскую философию техники, целесообразнее всего противопоставить ее расхожим концепциям философии науки. Последние, например, или анализируют структуру и пригодность научного знания, или обсуждают вопрос об импликациях специальных научных теорий для космологии и антропологии. По Десауеру, оба этих подхода совершают ошибку, не учитывая силу и возможности научно-технического знания, которое, благодаря развитию современной промышленности и техники, стало новым способом бытия человека в этом мире. В работе ”Философия техники” и, три десятилетия спустя, в книге ”Споры вокруг техники”, в которой Дессауер, подтверждая свои идеи, отвечает на их критику и рассматривает различные аргументы, выдвинутые другими исследователями, он пытается, для выявления силы и значения техники, заново обосновать кантовскую концепцию трансцендентальных условий технической деятельности, а также показать этические импликации при ее (технически) применении.

    К трем кантовым критикам: научного знания, морального поступка и эстетического восприятия Дессауер добавляет четвертую — критику технической деятельности. В своей ”Критике чистого разума” Иммануил Кант (1724-1804), как известно, доказывает, что научное знание с необходимостью ограничено миром явлений (феноменами). Оно никогда не может вступить в непосредственную связь с “вещами самими по себе“ (ноуменами). Однако критическая метафизика (философия) способна предложить некие априорные формы явлений (феноменов) и тем самым постулировать за явлениями существование некой ноуменальной реальности, т.е. существование “вещей самих по себе“. В своей книге “Критика практического разума“ (посвященной моральным поступкам) и в “Критике способности суждения“ (где рассматривается эстетическое чувств) Кант идет еще дальше, он обосновывает тезис о необходимом существовании некой “трансцендентальной“ реальности за явлениями как условии осуществления моральной добродетели и реализации смысла красоты. И все же практический (в данном случае нравственный) и эстетический опыт не способен установить позитивный контакт с трансцендентальной реальностью. Анализ этих сфер человеческого опыта не в состоянии также артикулировать ноуменалльные структуры.

    В противоположность Канту, Дессауер утверждает, что делание, особенно в виде технических изобретений, может как раз установить позитивный контакт с “вещами самими по себе“. Сущность техники не проявляется ни в промышленном производстве (которое лишь в массовом порядке производит результаты тех или иных открытий), ни в самих продуктах техники (которые только лишь используются потребителями), но в самом акте технического творчества. Анализ акта технического творчества показывает, что оно реализуется в полной гармонии с естественными законами и как бы по “подстрекательству“ человеческих целей, однако эти природные законы и цели, будучи необходимыми, не являются одновременно достаточными условиями изобретения. Помимо их существует и нечто другое, что Дессауер называет “внутренней обработкой“ (innere Bearbeitung), которая и приводит сознание изобретателя к контакту с “четвертым царством“ — сферой, в которой пребывает “пред-данные решения технических проблем“.

    Именно эта внутренняя обработка и есть то, что делает возможным технические изобретения. То обстоятельство, что эта внутренняя обработка и реализует контакт с трансцендентными “вещами самими по себе“ технических объектов, подтверждается следующими двумя фактами: 1) изобретение в качестве артефакта не есть нечто такое, что можно обнаружить в мире явлений; 2) лишь когда оно появляется в качестве феноменальной реальности как данное изобретение посредством творчества изобретателя и через него, только тогда оно вступает в действие, “работает“. Изобретение не есть нечто выдуманное, продукт человеческого воображения без реальной силы; оно появляется лишь после и в результате встречи в сознании со сферой пред-данных решений технических проблем. Техническое изобретение олицетворяет “реальное бытие идей“, т.е. порождает и формирует условия для “существования сущности“, для материального воплощения трансцендентальной реальности.

    Хотя философы находят много наивного и недостаточно продуманного и разработанного в ссылках Дессауера на Канта, нельзя не увидеть достаточно оригинальное продолжение им кантовой концепции трансцендентального и его распространение на другие явления действительности. Для Канта всякое рассуждение ориентировано на практическое, и чем более практически направлено это рассуждение, тем ближе наш опыт подходит к трансцендированию, перешагиванию через свои феноменальные ограничения. В концепции Канта подобного рода трансценденция, переход через границы опытного знания, если она возможна, существует только в сфере морального и эстетического опыта. Дессауер, в отличие от Канта, видит переход через границы опыта именно в той практической сфере, которую Кант полностью игнорировал, во всяком случае никогда не рассматривал всерьез, а именно современную технику. И в этом Дессауер достаточно последователен и решителен.

    В соответствии с таким метафизическим анализом, Дессауер формулирует определенную теорию моральной (если не сказать мистической) значимости техники. Большинство концепций техники ограничиваются рассмотрением практических выгод и пользы. Для Дессауера же создание техники носит характер кантовского категорического императива или божественной заповеди. По Дессауеру, свойственные только технике ее автономные преобразующие мир последствия — свидетелем того, что техника является трансцендентной моральной ценностью. Люди создают технику, однако ее могущество, “сравнимое с мощью горных хребтов, рек, ледникового периода или даже планеты“, переходит грань всякого ожидания. Техника приводит и действие нечто большее, чем эти могущественные силы. Современная техника не должна восприниматься как “средство облегчения условий человечкского бытия“ (как утверждал Фрэнсис Бэкон); в действительности техника есть “участие в творении…, величайшее земное переживание смерти“. Согласно концепции Дессауера, техника становится религиозным переживанием и опытом, и само религиозное переживание приобретает техническую значимость.

     





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.