2.2. Репрезентативная культура - Социология культуры - Ионин Л.Г. - Философия и социология - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

    2.2. Репрезентативная культура

Я думаю, не будет чрезмерной модернизацией попытаться объяснить контовские формы познания мира и их воздействие на общество, его функционирование и изменение, используя понятие репрезентативной культуры.                               

 "Культура, - пишет современный немецкий философ Ф. Тенбрук, - является общественным фактом постольку, поскольку она " является репрезентативной культурой, то есть производит идеи, значения и ценности, которые действенны в силу их фактического признания Она охватывает все верования, представления, мировоззрения, идеи и идеологии, которые воздействуют на социальное поведение, поскольку они либо активно разделяются людьми, в либо пользуются пассивным признанием".

 Будучи понятой как репрезентативная культура, культура перестает быть феноменом, пассивно "сопровождающим" обществен­ные явления, которые при этом протекают как бы вне и помимо культуры, объективно и независимо от нее. Репрезентативная культура репрезентирует, представляет в сознании членов общест­ва все и любые факты, которые что-либо означают для действую­щих индивидов. И означают они для них именно то и только то, что дано в культурной репрезентации. Только это существует для членов общества и только в этом, то есть в культурной репрезента­ции, и существует общество.

Основываясь на концепции Тенбрука, можно сказать следую­щее: контовские стадии развития общества (теологическая, мета­физическая и научная) есть не что иное, как последовательные формы существования репрезентативной культуры. На теологической стадии религиозный образ мира в его многообразных конкретизациях и разветвлениях был основой социальных действий и социальных институтов именно потому, что "активно разделялся" либо "пассивно признавался" всеми членами общества. На мета­физической стадии его сменил метафизический образ мира. На научной стадии идеологией (и одновременно культурой), обосно­вывающей общественный порядок, стала наука.

Если исходить из духа понятия репрезентативной культуры, нельзя рассуждать так, что религиозное или метафизическое ми­ровоззрение, религиозная или метафизическая идеология были ложными, неправильно отражали мир. Поскольку это мировоззре­ние, эта идеология репрезентирует общество в сознании его чле­нов и, следовательно, становится основой социальных действий, то общество оказывается именно таким, каким оно репрезентиро­вано в сознании. Культура не может быть ложной, она просто есть.

Может возникнуть естественный вопрос как репрезентативная культура относится к обществу, то есть к социальной структуре, институтам, системам статусов, понимаемым как жесткие объек­тивные образования, которые (и это мы видим ежедневно) вовсе не регулируются "мнениями", как то полагал Конт, но, наоборот, служат рамками, принудительно регулирующими отношения между людьми? Ответ на этот вопрос будет таким: все эти жесткие социальные факты при всей своей очевидной жесткости явля­ются именно фактами репрезентативной культуры, ибо они есть производное от идей, которые "действенны в силу их фактическо­го признания". Они, эти идеи (снова процитируем Тенбрука) "воздействуют на социальное поведение, поскольку они либо активно разделяются (то есть подкрепляются конформным поведе­нием. - Л.И.), либо пользуются пассивным признанием". Если принять этот ответ, то можно сделать вывод, что все эти жесткие социальные факты являются не чем иным, как фактами культуры. При этом не возникает необходимости противопоставлять культу­ру и общество. Культурное видение и социальное видение - это просто два разных аспекта видения одного и того же феномена. В любом эмпирическом явлении социальной жизни невозможно от­делить "социальную часть" от "культурной части", здесь налицо, как выразился Тенбрук, "бесшовное соединение".

Другое дело, что развитие и изменение всех этих жестких струк­тур совершаются при ведущей роли культуры. В общественном развитии культура первична, на каждом этапе развитие культуры связано с борьбой идей, то есть с выдвижением альтернатив, их обсуждением и активной поддержкой, либо с пассивным при­знанием одной из них в качестве объективно правильной. Став фактически действенной, эта альтернатива через посредство по­ведения, ориентированного на ее поддержку, превращается из объективно правильной в просто объективную, то есть в жест­кий социальный факт, не переставая при этом быть фактом культуры.

Здесь мы вернемся к контовскому утверждению о том, что соци­альный организм основывается на взглядах, убеждениях, "мнени­ях", изменение которых влечет за собой изменения во всех сферах общественной жизни. Но учитываются не всякие мнения, а мне­ния, так сказать, агентов изменений. Тенбрук называет их интел­лектуалами или культурными экспертами. Каждое общество и каждая историческая эпоха выдвигает своих культурных экспер­тов Так, в "примитивных" обществах культурные эксперты — это колдуны, маги, шаманы, на теологической стадии (следуя терми­нологии Конта) - жрецы, священники, богословы, на метафизи­ческой стадии - критические и скептические философы, на науч­ной стадии — ученые. Но всегда это - идеологи, функция которых состоит в изменении господствующих мнений и, следовательно, в изменении общества.

В этой интерпретации, использующей понятие репрезентатив­ной культуры, Конт все же несколько модернизирован. Куль­турная интерпретация исключает представление о большей или меньшей истинности познания общества самими его членами. Культура не может быть ложной, ибо общество именно таково, каким оно является в культуре. Конт же, наоборот, называл ранние стадии развития человеческого духа "фиктивными", по­лагая, что истинное познание общественной жизни достигается на позитивной, научной стадии (и считая, кстати, что воплоще­нием этой истины является его собственная философско-социологическая концепция).  Кроме того, в культурной интерпрета­ции неуместно понятие нравственного прогресса, поскольку между обществом и его моралью существует взаимно однознач­ное соответствие и выносить суждение о морали предшествую­щих культур - значит судить о них по критериям, которые им чужды. В контовской же системе прогресс нравственности со­провождает познавательный прогресс.

Эти различия далеко не второстепенны. Они свидетельствуют о том, что система Конта содержит одновременно две тенденции - объективистскую, связанную с идеей прогресса социального по­знания, а поэтому разделяющую общество и культуру, и культур­но-аналитическую, которую мы попытались рассмотреть, привле­кая понятие репрезентативной культуры.





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.