3. Амфигиперальная апперцепция как герменевтическое единство сознания - Гегель, Хайдеггер и новая философская идея. 1990 - Борчиков С.А. - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

3. Амфигиперальная апперцепция как герменевтическое единство сознания

Основанием, на котором амфигиперальная апперцепция выстраивает свои потусторонне-идеальные конструкции, является герменевтическая диалектика. Родство амфигиперальной и герменевтической реальностей не случайно. Амфигиперальное – это бессубъектное и беспредикатное есть-бытие, поскольку лежит по ту сторону субъекта и предиката. Герменевтическое – это бытие, в своей самобытности равное чистому беспредикатному субъекту, ибо вся предметность в нем заимствована из иного или прошлого. Но и сам герменевтический субъект – факт соответствующей интерпретации, в пределе тоже стремящийся к бессубъектности. Этот выход за границы логической субъект-предикатности и сближает амфигиперальное с герменевтическим, оставляя их свободно брачеваться на просторах диалектического есть‑истечения. Плодом такого метафизического эроса является амфигиперальное Понятие, уже самостоятельно творящее единство бытия-сознания.

~ Интерпретация сущего Бытия.

Есть-истечение, если сказать о нем общедоступным языком, представляет саму сущую жизнь, как она ниспосылается человеку извне, без логических предикатов, в непосредственной данности. Жизнь – это живая Идея, а Идея – это то, что верифицирует себя через жизнь. Жизнь, сопрягаясь с субъективностью и идеальностью человека, порождает то, что как раз и обозначается понятием «Бытие». Бытие определенным образом людьми фиксируется и составляет поток предикативности, который, надбавляясь к наличному (Dasein), развертывает весь человеческий микрокосмос.

Фиксация сущего Бытия осуществляется одними людьми в продуктах труда, в словах, в творениях, в понятиях-терминах и т.п., а расфиксирование осуществляется другими людьми и требует, как правило, не простого воспроизводства, а специфических творческих усилий. Применительно к высшим формам Бытия это творчество сводится к герменевтической интерпретации.

Чтобы понять, в чем суть герменевтической интерпретации, необходимо ответить на вопрос: в чем смысл фиксирования Бытия? Смысл фиксирования не в фиксировании же; главное здесь – нечто про-жить, в некой бытийственности пропребывать, некой апперцептивностью этот промежуток жизни высветить, схватить и только затем каким-либо известным способом зафиксировать в творении.

Аналогично и при интерпретации главное будет заключаться не в том, чтобы как можно лучше овладеть методологией дешифровки, а в том, чтобы под воздействием внешнего источника воссоздать, возобновить, сотворить в себе преподносимую бытийственность, ее живую Идею и жить этим как собственным настоящим, пусть даже развертывающимся из иного и прошлого.

Критерием качества герменевтической интерпретации является достижение живой Идеи, которая не имеет ни прошлого, ни будущего, а лишь вечность бытийствующего настоящего. Живая Идея выступает как бы ничейной, вечно длящейся сущностью, которая лишь в узловых точках контактирует с отдельными интерпретирующими ее личностями. В моменты контакта она и сигнализирует о приобщении Я к общеродовой идеальности.

~ Интерпретация Понятия-Истины.

Отражение идеальности одного Я в идеальности другого Я, с точки зрения теории интерпретации, представляет морфизм источника и интерпретатора. Этот морфизм не является изоморфизмом, он скорее гомоморфизм, так как работает только в одном направлении: от источника к интерпретатору, от прошлого к настоящему – и обратной силы не имеет. Но поскольку на этот морфизм накладывается и изоморфизм Я самому себе, и эндогерменевтические рефлексии, постольку совокупный морфизм продукта интерпретации может быть назван герменевтическим изо-эндо-гомо-морфизмом самобытного Я.

Этот словесный монстр «герменевтический изо-эндо-гомо-мор­физм самобытного Я» в свою очередь представляет нечто общеизвестное, до боли знакомое, философски традиционное и банальное, а имен­но: Понятие. А различие между гомоморфизмом и изоморфизмом в Понятии – это Истина как потаенный идеальный проект снятия различия при надежде на стопроцентную адекватность интерпретации.

Таким образом, в герменевтической диалектике соучастия субъектов интерпретации в общем деле познания Понятие достигает истинности, а Истина обретает понимание. С учетом вскрытого упрощения уточняется и задача герменевтики, как ее сформулировал Гадамер, ученик Хайдеггера: «Задачей герменевтики является прояснение этого чуда понимания, которым является не таинственное причастие душ, а участие в общем смыслообразовании».

~ Интерпретация Идеи.

Понятие – это герменевтический морфизм. В данном определении важно то, что содержание Понятия не закрепляется за ним однозначно. Вообще, в процессе исторического смыслообразования возможны иные модификации содержания одного и того же Понятия. Здесь суть в том, что понятийная предикативность как бы затенена, умалена, удалена, а выпячена исключительная субъектность. Понятие оказывается доминантой субъектности, творящей с помощью исторической интенциальности собственную реальность. Понятие в самоданной, самосознающей рефлексии заряжает себя субстанциальной самодвижущей мощью – мощью causa sui.

По Гегелю, Понятие – это свободный, открытый к предикации субъект, самодвижущийся в рефлексии абсолютного тождества. По Хайдеггеру, Понятие – это чистый смысл, возникающий в процессе интерпретирующего сопереживания и превращающийся в самостоятельный субстанциальный субъект. Последний, учитывая связи с другими понятиями-субъектами, формирует вокруг себя поле соответствующего предикативного притяжения. Гадамер пишет по этому поводу, указывая на Хайдеггера: «Он открыл глаза нам – мне и многим другим – на то, что понятия, в которых мы мыслим, всегда уже заранее продумывают всё за нас. Иначе говоря: понятийная система, в которую мы пытаемся облечь свои мысли, пред-запечатлена в нас и предопределяет то, что мы способны постичь исходя из нашего собственного мыслительного опыта».

Новое, что должно быть поднято до уровня современного философского самосознания, это истина, существующая ведь (хотя и в своей сокрытости) в «нашем собственном мыслительном опыте», в «нашей» срощенной с философией жизни. Эта истина, которая в качестве самообнаруживающейся живой Идеи входит в Понятие, отождествляется с ним, преобразуя герменевтическую диалектику в амфигиперальную логику творчества самого человеческого Бытия. Тут некоторый возврат к «Гегелю», но с сохранением «Хайдеггера» и с добавлением новой идеи амфигиперальной апперцепции.

Амфигиперальная апперцепция в этом объективном процессе эпохального самосознания призвана обеспечивать единство формо-содержаний понятий-истин и живого нового бытия, непосредственно зарождающегося по ту сторону формальной логики и содержательной пропедевтики. Амфигиперальная апперцепция здесь уже не просто запредельные сознанию механизмы и протосмыслы, а само единящее герменевтическое понимание амфигиперальной сущей идеальности, само живое Понятие амфигиперальной Идеи.

D. Соловьев: Идея как существо

Введение таких понятий, как «живая идея», «идея-субстанция», «идея-субъект», не является для философии новацией. Это определенная традиция. С опорой на лейбницевское учение о монадах она наиболее ярко выражена в русской философии В.С. Соловьевым. Соловьев учит: «…Содержание всего суть живые и деятельные существа, вечные и пребывающие, своим взаимодействием образующие всю действительность, всё существующее». «…Безусловное качество, определяющее все действия существа и все его восприятия, – потому что существо не только действует так, каково оно есть, но и воспринимает действия других согласно тому, что оно есть само, – это безусловное качество, говорю я, составляет собственный внутренний, неизменный характер этого существа, делающий его тем, что оно есть, или составляющий его идею».

Больше того, по Соловьеву, Идея сама представляет существо. «…Идея есть нечто действительно и определенно существующее, или некоторая действительная реальность, или, выражая эти понятия одним словом… идея есть существо».

«Безусловное качество существа, определяющее все его действия и восприятия» – это и есть, собственно, определение амфигиперальной апперцепции, цементирующей бытие-сознание во всеединство. А самосущая Идея представляет амфигиперальную идею, которая вкупе с собственным самоопределением восходит на уровень вот-тут-самораз­вивающегося Понятия.





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.