Дискурс, знание, истина - Введение к изучению философского наследия Фуко - Неизвестен - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

Дискурс, знание, истина

“Воля к знанию. Резюме лекционного курса

в Коллеж де Франс (1970—1971)”

1. Еще в “Археологии знания” Фуко указывал характерную для западных дискурсов тенденцию к преодолению порога научности. В работах семидесятых годов он начинает использовать гипотезу о характерной для Запада воле к знанию, которая проходит в своей эволюции от одной формы к другой.

2. Первая историческая форма воли к знанию обнаруживается у Сократа, Платона и Аристотеля. Ее характеризует сущностная взаимосвязь между познанием, истиной и удовольствие: с одной стороны, радость от теоретического созерцания, с другой стороны, желание знать. Эта воля к знанию по-новому переопределяет отношения между дискурсом и истиной, которые существовали вплоть до сократовской эпохи.

3. Еще в 6 веке до н.э. дискурсы обретали истину так, как если бы она являлась извне, через особую организацию акта высказывания. Фуко упоминает, во-первых, о ритуализированных дискурсах, к которым прибегали говорящие в народном собрании, во-вторых, дискурсах правосудия, которые устанавливали справедливость, в-третьих, пророчествах, оракулах, то есть дискурсах, также претендующих на действенное установление истины.

4. Начиная с 5 века ритуальный дискурс, то есть дискурс, отправляющий властные полномочия над человеческими коллективами, отступает перед дискурсами, которые устанавливают иной тип отношения с истиной. Появляются философские дискурсы, чья истинность фиксируется исходя из смысла и формы высказывания. Торжествует философский взгляд на лживость софистики и поэзии, распространяется представление о том, что можно размещать истину в поле самого дискурса, если строить его по специальным правилам, либо прибегать к аскетическим приемам борьбы с аффектами.

5. Однако философская воля к знанию возникает не обособленно, а в поле более широкой социальной динамики, которую Фуко называет волей к истине. В наиболее концентрированной форме в греческом и римском обществе эта воля к истине проявляет себя в функционировании институтов правосудия.

6. Фуко констатирует, что в эту историческую эпоху имеет место эволюция практики клятвы в судебных разбирательствах. На место клятвы-вызова, когда стороны передают себя отмщению богов, приходит ассерторическая клятва свидетеля, который может утверждать истинное, поскольку видел его или присутствовал при нем. Сложившаяся форма правосудия соотносится с таким знанием, когда истина устанавливается как то, что можно увидеть, констатировать, как то, что подчиняется законам миропорядка, наконец, то, что способствует нравственному очищению.

7. Этот юридический способ установления истины оказывается решающим в истории западного знания. Истина начинает рассматриваться как эффект определенным образом организованного разбирательства, первоначально — судебного расследования. Дискурсы получают возможность ориентироваться в направлении истины и становятся одержимы волей к истине, волей к знанию.

8. Вторая историческая форма воли к знанию проявляется на рубеже 16—17 веков, прежде всего в Англии, и она связана с появлением некой науки рассматривания, наблюдения, констатации факта. Речь идет о разворачивании того, что Фуко называет также “представляющим знанием”, в котором укоренены все те виды познавательных проектов, которые претендуют на объективность и строгость.

9. Эта воля к знанию у английских ученых-естество­испы­тателей есть нечто изначальное и предшествует всякому частному акту познания. Эта воля вырисовывает план объектов, доступных наблюдению, измерению и классификации, навязывает познающему субъекту определенную позицию, особый взгляд, особое отношение к объекту (не читать, а видеть, не комментировать, а проверять). Эта воля предписывает познанию необходимый технический уровень, в который знания должны инвестироваться, чтобы быть проверяемыми и полезными. Эта воля также опирается на институциональную поддержку (педагогическая практика, библиотеки, издательское дело, научные сообщества) и используется в обществе, будучи наделена значимостью.

10. Воля к знанию в этой форме более всего выражена в практике Фрэнсиса Бэкона, являющегося ученым и государственным деятелем становящегося абсолютизма. Таким образом, эта воля к знанию связана с установлением новых политических структур и религиозной идеологии пуританизма.

11. Третья форма воли к знанию относится к началу 19 века и выражается в появлении сети современных наук, образовании индустриального общества и присущей ему позитивистской идеологии. Она оказывает все большее и большее значение на различные дискурсивные практики. Например, если до 19 века система уголовного судопроизводства опиралась на классические теории права, то с 19 века юридический дискурс все чаще начинает соотноситься с истиной, которую поставляют дискурсы психиатрии, медицины, социологии и т.д. Воля к истине, таким образом, обладает принудительным влиянием на современные дискурсы.

 





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.