Аннтотация - Введение к изучению философского наследия Фуко - Неизвестен - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

Аннтотация

Этот небольшой по размерам текст едва ли можно назвать исследованием о творчестве французского философа двадцатого века Мишеля Фуко (1926—1984). Он не содержит развернутых авторских суждений и совершенно свободен от цитирования. Этот текст представляет собой резюме лекционных курсов о французской философии 20 века и отдельно лекций о Фуко, которые были прочитаны в Саратовском университете в 1996—1998 годах. Цель публикации предельно скромна, — дать общее систематическое изложение идей французского мыслителя о знании, власти и субъекте, которые в своей совокупности сложились в оригинальную аналитику стратегий субъективации.

Фуко поставил много неожиданных вопросов о субъекте и задал принципиально новую перспективу для видения самой проблемы. Для него субъект — не сущность, а событие, момент особых подвижных стратегий субъективации [assujettissment], некое поле, образуемое действием сил знания и власти, которые прилагаются извне, но также преломляются изнутри. Стратегии субъективации — способы подчинения себя, формы господства общества над субъектом, но также и его власть над самим собой, дисциплина, но также и самодисциплина, контроль и самоконтроль. Субъект — это эффект власти, властвующей над собой, эффект знания, обращенного на себя, морали, судящей собственную систему регулятивов. Вне этой диспозиции субъекта не существует.

Тем не менее, Фуко нигде не говорил о субъекте вообще, но всегда лишь о тех или иных формах субъективности — Субъекте Безумном, Преступном, Патологическом, Живущем, Говорящем, Трудящемся, Вожделеющем, Мыслящем, словом, о субъекте, являющемся продуктом какой-то определенной работы, эффектом какой-то насущной проблемы.

Стратегии субъективации, обозначенные Фуко, это еще и поле его собственного человеческого и интеллектуального опыта. Было бы очень любопытно продумать некоторые из аспектов этого теоретического и биографического параллелизма, развернуть дискуссию в духе “вокруг Фуко”, но я отдаю себе отчет в том, что это предприятие неминуемо выплеснется в бесконечный по масштабу труд. Пока оставляю эти планы на будущее, а также для бесед по другую сторону текста, который остается, по этой причине, небольшим.

Я выражаю сердечную признательность Наталье Михайловой, Дмитрию Мнекину и другим участникам семинара “Герменевтика субъекта”, совместная работа с которыми над текстами Фуко принесла мне немало пользы при написании этой работы. Ценные консультации Виталия Косыхина были мне особо полезны при обсуждении проблем, связанных с местом Фуко в современной французской философии. Я должен также поблагодарить профессора Белова В.Н., профессора Мартыновича С.Ф., профессора Мокина Б.И., своих коллег по кафедре философии гуманитарных факультетов, которые прочли эту книгу, с тем, чтобы, насколько возможно, устранить в ней изъяны и неточности.

 

Введение

Введение к изучению философского наследия Фуко

1. Фуко — очень необычный философ. Он философствует за пределами традиционных философских территорий, но ставит именно философские вопросы. Это вызвано многими причинами, в том числе личностными (сложные отношения в детстве с отцом, гомосексуализм). Кроме того, сказалась специфика его образования и круг интересов (изучение психиатрии, политизированность сознания).

2. Фуко — философ, который постоянно (до самой смерти в 1984 году) находился в творческом поиске. Его отношение к своей эволюции выразилось в отношении к своим книгам: каждая его новая книга — это не просто очередная книга, но действительно новая книга. Он не стремился к построению особой системы или упорядочению своего литературно-фило­софского опыта.

3. Фуко понимал свою задачу не только как исключительно философскую работу, но и как работу историческую. Фуко — историк настоящего. Из этого проистекали его исследовательские замыслы: а) воссоздать археологию современных знаний о субъекте, б) расшифровать генеалогию современной власти и всей современной западной цивилизации, в) написать особую онтологию настоящего, которая мыслится областью пересечения целых трех онтологий: (1) онтологии субъекта в его отношении к самому себе, (2) онтологии субъекта в его отношении к другим людям и институтам в поле власти, (3) онтологию субъекта в его отношении к истине в поле знания.

4. Фуко — мощный генератор идей. По масштабам он, безусловно, сопоставим с такими авторами, как Ницше, Фрейд, Хайдеггер, Бодрийар, Деррида. Многие темы, которые он самостоятельно наметил и разрешил, получили самый живой отклик в мировой интеллектуальной традиции уже при его жизни и не смолкают еще до сих пор. Фуко очень популярен в США, Японии, Австралии, Европе. В России он все еще достаточно новый автор. Активное издание его работ началось только с 1996 года.

5. Фуко — мыслитель новой формации. Новизна метода и тех техник анализа, которые он демонстрировал, надолго ввела в смущение комментаторов и исследователей его творчества. Это проявилось в невозможности применить к Фуко те стандартные оценки, которые иногда действенны в других случаях. Во всей совокупности своих работ Фуко — не структуралист, не позитивист, не постмодернист. Он более чем философ, более чем литератор, более чем историк культуры. Он мыслитель, мыслящий посредством истории.

6. Фуко — мыслитель, развивающий основной фонд идей французского и европейского Просвещения в реалиях западной культуры второй половины 20 века. Творчество Фуко проходит под знаком трех заимствованных у Канта вопросов: Что можно знать? Что следует делать? Что есть человек? В соответствие с этой последовательностью вопросов история мысли самого Фуко распадается на три периода — “архе­оло­ги­ческий”, “генеалогический” и “период эстетик существования”.





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.