3. Предикации «воображения» «творчеством» - Творческое воображение воображения - С.А. Борчиков - Философия как наука - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

3. Предикации «воображения» «творчеством»

Творчеством я занимаюсь тридцать лет. И столько же – размышлениями о том, что есть творчество. Если бы мне дали возможность говорить о творчестве столько, сколько захочу, то об этом я проговорил бы тоже тридцать лет.

Написав это, я вообразил себя стоящим за кафедрой и говорящим, говорящим без умолку, без перерывов на еду и отдых, на общение с друзьями и на любовь, на занятия философией и самим творчеством, и... мне стало скучно. Я поймал себя на том, что в отличие от творчества воображение – штука скучная.

Скучно воображать то, чего не было, нет или не будет. Скучно воображать красный цвет, если я его никогда до тех пор не видел. А что не скучно? Не скучно творить то, чего никогда не было, то, что становится благодаря тебе. Тот же красный цвет, к примеру. Скучно воображать себя великим философом, не скучно творить себя им.

Из приведенных примеров становится ясно, что воображение и творчество – вещи различные и в каких-то отношениях даже несоизмеримые. Воображение – всего лишь одна из огромнейшего количества способностей сознания, участвующих в творчестве. Воображение может способствовать творчеству, а может и не способствовать и даже отвлекать. Например, буйное воображение Обломова, как известно, не выливается в писательский труд, в то время как воображение Гончарова породило «Обломова».

Тем не менее ничто не мешает способности воображения синтезироваться с предикатами творческой деятельности. Чтобы не растекаться мыслью по древу, попробую рассмотреть это предицирование прямо на постулируемых определенностях.

1) Что значит быть творческим в аспекте воображения-как?

– Априорность. Непонятно, как она стыкуется с творчеством. Кажется, априорность нельзя творить, она есть или её нет. Впрочем откуда ей взяться?

– Трансцендентальность тоже не может быть сотворена. Она есть или её не знают. Вместе с тем выход к трансценденции и способы с ней связывания (= трансцензус) вплотную зависят от уровня философской культуры и искусства мышления, а посему возможности воображения в части обнаружения новых трансцендентальных форм увеличиваются.

– Спонтанность, хотя самобытна по определению и также сотворена быть не может, все же сродни творчеству. Любой мастер знает, что творчество – колоссальный труд, труд схватить, обуздать, приручить и направить в нужное русло спонтанную музу.

– Возможности воображения в части новых форм синтеза ещё выше. Сама способность синтеза априорно предзадана, но типы, виды и формы синтеза могут развиваться, совершенствоваться и сотворяться.

– Ассоциативное связывание в еще большей степени обладает творческим потенциалом. Оно зависит от практического освоения человеком тех или иных культурных практик, в которых формы ассоциаций могут весьма и весьма разниться.

– Продуктивность – это и есть собственно творчество. Однако Кант мало внимания уделяет анализу процесса творческого продуцирования. Он, хотя и не идеализирует, но все же питает слабость к чувственно-предметным образам, которые весьма снижают рамки творчества. Образ – не столько продукт, сколько носитель продукта творческого воображения.

– Наконец, ноэматичность – это, пожалуй, полностью творческая функция воображения. Именно в силу этой характеристики воображение эквивалентно творчеству. Воображать ноэтические реалии – означает тотчас творить их (ср.: cogito ergo sum). Я думаю, именно это предвосхищал Кант своей интуицией, когда говорил о воображении как об «одной из основных способностей человеческой души».

2) Что значит творить в аспекте воображения-что?

Чтобы понять, каковы творческие возможности воображения в этом отношении, необходимо рассмотреть категорию нового вообще, поскольку в зависимости от того, что считать новым (сотворенным) продуктом, а именно: ощущение, восприятие, представление, образ, идею, мысль, понятие, феномен, метафизический конструкт, Я и т.п., как раз зависит ответ на данный вопрос. Это я более подробно рассмотрю во II разделе.

3) Что значит творить в аспекте воображения-где?

Здесь творческие потенции вращаются вокруг трех реалий.

а) Образ. Это самая главная, но не самая сущностная реалия. Она имеет свои виды, подвиды, модусы  и формы. Естественно, в процессе эволюции новые формы образа могут складываться сами собой, но, чтобы сознательно их творить, необходимо что-то знать о таком феномене, как образ. Образ, наполненный о себе знанием, представляет особую свою форму – символ. Воображение в самом образообразовании есть символотворчество.

b) Схема. Схему Кант считает более сущностной во-что-реалией воображения, нежели образ. «Схема сама по себе есть всегда лишь продукт воображения, но… схему все же следует отличать от образа». «…Образ есть продукт эмпирической способности продуктивного воображения, а схема чувственных понятий... есть продукт и как бы монограмма чистой способности воображения  a priori; прежде всего благодаря схеме и сообразно ей становятся возможными образы, но связываться с понятиями они всегда должны только при посредстве обозначенных ими схем…»

Суть трансцендентального идеализма по данному вопросу: «Это представление об общем способе, каким воображение доставляет понятию образ, я называю схемой этого понятия». Образ понятия, или схема, – это тоже символ, но только символ не чувственных вещей, а символ понятия. И схемотворчество тоже есть символотворчество, но только тут оно равно методологическому конструированию, ибо воображать понятие – не то же самое, что воображать вещь.

с) Ноэма. Если в основе образа лежит схема, то что лежит в основе схемы?  Кант опять интуитивно схватывает истину: «Схема… не может существовать нигде, кроме как в мысли…» Но, к сожалению, дальше этого он не идет. Мне кажется, закономерным развитием его идеи было бы сильное утверждение: в основе схемы лежит мысль. Образ или схема мысли, как и образ понятия, есть символ, но этот символ как раз имеет в первом приближении специальное название – «ноэма».

Символотворчество с точки зрения ноэматического идеализма оказывается мыслетворчеством, или, точнее, ноэматическим творчеством, или, ещё точнее, сотворением априорности (!?). Вот где воз­врат к началу. Круг определенностей на этом замыкается. Воображать, равно вселять (Даль) или сводить (Кант) ноэмы в ноэмы, – означает творить априорность: безопытность как постопытность, а в итоге – спонтанную доопытность воображения как такового.

 





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.