Стереотипы и тенденции экспансии по отношению к большинству со стороны элит, диаспор, корпораций и прочих меньшинств. - Теория меньшинства от большинства - Богдан Заднепровский - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

Стереотипы и тенденции экспансии по отношению к большинству со стороны элит, диаспор, корпораций и прочих меньшинств.

   Современная либеральная публицистика пестрит от переизбытка нареканий по поводу всяческого рода предрассудков, предвзятостей, суеверий, стереотипов, неправомерных и антигуманных и антинаучных предрасположенностей по отношению к всевозможным меньшинствам, будь то сексуальные или религиозные секты и проч. со стороны никак не определяемого, безликого большинства. При этом данные богемные служители всячески пытаются навязать этому без каких-либо для них четких признаков большинству - просто куче людей своим слащаво-поучительным моральным хрюканьем навязать вину за неполиткорректное, неправомерное, "варварское" отношение к меньшинствам, как если бы речь шла об обязательной непререкаемой, непреходящей ценности и пользе этих меньшинств для общества в сопоставлении с бесполезным во всех смыслах существованием, какого бы то ни было большинства. При этом же презрительном подходе еще часто утверждается некое благостное и миролюбивое, снисходительное и гуманное отношение со стороны меньшинств по отношению к непроходимому и по-детски наивному большинству. Может даже сложиться впечатление, что меньшинства - это некие всегда прогрессивные и благородные группы страстотерпцев, несущих тяжелое бремя в этом жестоком, диком мире. Так ли это на самом деле? Ведь и представители элит и меньшинств не какие-то внеземные, сверхъестественные, особые, отличные от "людей" существа - наоборот, обществу ежедневно втирают мысль, что они "такие же как все" люди, но не до конца все-таки, и в свою очередь представители большинства тоже не стандартные и безликие как чугунные чушки люди. Веками складывались и часто навязывались государством и церковью общественному мнению стереотипы и предрассудки по отношению к разного рода группам, как большим, так и малым. Поэтому смело можно говорить о том, что предвзятость существует не только по отношению к богемам, элитам, меньшинствам, но есть такая же предвзятость - не менее разнообразная и порой злобная, агрессивная и презрительная - со стороны этих групп по отношению к социальному большинству. Рассмотрим и проанализируем некоторые образчики элитарной мизантропии во всей их неприглядной субъективности.

   Одним из наиболее закоренелых стереотипов всякого рода элитаристов является положение, что "количество ничего не может решать", что большинство ничего не определяет, следует подвергнуть серьезной критике, остракизму и нивелированию. С объективной точки зрения он - ничтожен. Весь пафос элитаризма до последнего времени основывался на эксплуатации образа уникального героя на фоне "толпы", в основном аристократа, если и не по происхождению, то по духу. Аристократия идеализировалась совокупностью и сопричастностью к такого рода личностям, к их доблести. Она с ней бесцеремонно отождествлялась. Идеология рыцарства, дуэльный кодекс чести, религиозная возвышенность борьбы за божественное (конфуцианство) и т.д. оправдывало приоритет аристократии над народным. Но идеология был далека от истинного содержания аристократической среды. Народ, массы, большинство безаппеляционно обвинялись в неспособности, невежестве, бесчестии, развращенности и бескультурье. А это было далеко не так. Все пороки ходившие в народе, в элите достигали своего апофеоза, да еще и представлялись как некие достижения морального и художественного плана. В большинстве своем это было упадничество. Фольклор богат на примеры о жадности, глупости и жестокости правителей и сословий.

   Героями были монархи, но герои были и из народа. В основном наследие о выдающихся личностях сохранились в народных эпосах, выходцами же из народа они сохранялись и записывались. Насколько грандиозны исторические фигуры Александра Македонского, Наполеона Бонапарта, настолько же грандиозны такие персоналии, борцы за большинство, за народ, как Гракхи, Жанна д'Арк, Вильгельм Телль, Иван Сусанин и т.д. И не причислишь к элите, но и значимость их отрицать невозможно.

   Наиболее блекло массы, народ рисуются элитаристами в плане внутренней социальной жизни общества. Но ярче всего значимость, и реальные качества большинства и элит проявлялись во время многочисленных войн. Так что примеров стойкости, сплоченности, целеустремленности народов в борбе за эмансипацию или против угнетения, то есть в период самых серьезных общественных кризисов хватает. Именно качества большинства, а не только его лидеров и тем более элит определяют успех и победу в войне. Выдающиеся полководцы не раз подчеркивали значимость духа солдат и народа. Народ, большинство решали все во внешней борьбе: шли на самопожертвование ради общей цели. Именно в эти периоды многие дистанции и иерархические условности стирались или сглаживались. Все становились единым организмом в борьбе за себя. А что же элиты, как они показывали себя на этом фоне? Они всегда служили неисчерпаемым источником примеров предательства, хамства, произвола, паразитизма, жестокости, тупости и самодурства, а вовсе не одного лишь благородства. Народ, большинство всегда боролись за свою страну, а не за барскую милость, за привилегии. Какие достойные дела за элитами? Инквизиция, например. Или конкистадоры, вырезавшие целую цивилизацию индейцев. Элиты организуют практически все кровопролитные войны. На ком лежит ответственность за поражения, например, в Крымской войне или Русско-японской? На народе что ли? На большинстве?

   В подавляющем большинстве случаев демократического выбора прав оказывается народ, большинство. За примерами далеко ходить не надо. Взять хотя бы референдум по сохранению СССР. После него три пьяных мудака за всех все решили. И что из этого вышло? Либерализация и приватизация тоже были очень "мудрыми" решениями элит: Сколько смертей и горя подтверждают их мудрость! Народ принял Конституцию - в чем же он может быть неправ, если элиты ее не исполняют?

   Есть еще один стереотип - консервативный, что государство - это личность, приоритетная перед нацией, народом, безликим большинством. Но что личностного в государстве? У народа есть фольклор, традиции, эпос, анекдоты. Возможна ли история государства без истории народа? Любая толпа полна эмоций и чувств, пусть примитивных, но очень личностных, живых. "Государство делает то, государство делает это" - всего лишь стилистическая персонификация исторического, демагогического и административного порядка. "Государство возникло, развивалось" и т.д. На основании чего? - Общества, людей - их единых взглядов и действий, их этнической души.

   Элиты можно оправдать как таковые лишь в том случае, когда они будут соответственно не своему "пафосу дистанции", а своей чести выполнять свойственные им функции и обязанности, а не удовлетворять с их помощью только собственные потребности.

   Ныне же диаспоры, кланы, корпорации, неизменно чтящие свою сплоченность, единство, суверенитет, собственную идентичность и иерархию почему-то всеми силами стараются разрушать и даже в принципе отрицать существование единства, сплоченности, суверенитета, идентичности у крупных групп - социального и национального большинства. Но следует тогда уяснить и ответить на вопрос, чем определяется большинство как таковое, на основании каких признаков оно позиционируется как большинство (в том числе в отношении меньшинств)? По всей вероятности, совокупность этих признаков составляет идентичность большинства: на их основании оно сплачивается, консолидируется.

   Стоит отметить также, что почему-то такие явления как геноцид и предубеждение связывают лишь с отношением большинства к меньшинству. Среди меньшинств предубеждений по отношению к большинству всегда больше - это их современная позиция. У большинства больше воспитанных традиционных теллурических стереотипов, нежели предубеждений. А что касается геноцида, то это явление выглядит в истории по отношению к большинству куда более кровавым и жестоким в сравнении с гонениями меньшинств: небольшие отряды конкистадоров, общины северо-американских колонистов, используя современное оружие и силу предубеждения, уничтожили большинство коренных жителей обеих Америк. То же было в Австралии и ЮАР. В Советской России коллективизация была геноцидом большинства - русского крестьянства со стороны меньшинства - партии и диктатуры пролетариата. В сравнении с этими бойнями Холокост евреев и армян (меньшинств) - просто ерунда. Маленькая кучка наркобаронов, табачных, алкогольных магнатов тоже уничтожают людей в подобном соотношении: маленькое пожирает большое. Современная буржуазная идеология также предполагает доминирование, господство меньшинства (элит) над большинством. Так что ясно, чьи частные предубеждения приписывают предубеждения всем.

   Представители меньшинств неустанно как ритуальное начетничество вновь и вновь зомбируют большинство - "мы такие же как все люди", "мы все равны". Раз за разом они совершают это мыслепреступление, пытаясь внушить "всем" мысль, которая со свойственной им идиосинкразией к ней, со страстным отвращением отвергается их сознанием. Меньшинства, как это показывает реальность дня сегодняшнего, борются отнюдь не за "равенство" между "всеми", а за свое превосходство: "социальное равенство" для них всего лишь прикрытие собственной (по признаку отличия) эмансипации, их метод схож с буржуазным - всех уровнять, опустить и упростить под себя, свои потребности. Между тем как стремление к равенству - это преодоление, через волю, через труд, это подъем по ступеням, чтобы стать достойным тех, кто чего-либо достиг высокого. Равенство - в достоинстве.

   Сегодня возникает "исключительность меньшинства" - "мы маленькие и только поэтому с нами должны считаться": таков примитивный количественный подход к проблеме. Большинство же принцип ущербный, оно должно самоупраздниться. Меньшинства хотят развиваться, устанавливать свою традицию на территории большинства, в рамках им созданных тысячелетним трудом, борьбой и традицией инфраструктур. Меньшинства требуют от большинства отказаться от своих традиций, идентичности во имя "равных" и "всеобщих" возможностей общественного развития, но при этом хотят сохранить неприкосновенными свою собственную идентичность и традиции, дающие им жизненные преимущества перед большинством. То есть большинству предлагается уступать и проигрывать: главное - оно должно отказаться от своей сплоченности, атомизироваться на отдельных разобщенных индивидов, которые будут по отдельности рабски зависимым меньшинством по отношению к кланам, диаспорам, сектам, элитам, корпорациям. Большинство атакуют по всем направлениям его сплоченности (единства): по экономическому (классовому), этническому (национальному), религиозному (мораль, уклад, история, традиции). Ломать не строить. Имеет ли большинство право отстаивать свои интересы? Подразумевают следующее: "Вы большие, вас больше - значит вы опаснее, злее, сильнее, можете обидеть нас маленьких". - "Да, но где эта сила? Где попытки обидеть?" - "Мы должны быть главными, потому что нас меньше и потому что..." - "Ну!..Ну! Почему?" - "...потому что мы умнее, лучше вас, толпы, сплоченней, целеустремленней, а вы быдло, дурачье, лентяи, слабаки, дегенераты, рабы - ваше существование бессмысленно, хотя вы и создали, все чем пользуемся мы. И хотя мы и вынуждены в лицо сказать вам эту истину, вы все равно не должны, не имеете права сплачиваться, объединяться, особенно против нас. Это опасно для нас - вы же можете нас уничтожить. Вы должны нас терпеть и слушаться. А иначе для нас это нехорошо и неправильно. Вас уничтожать в свою очередь - это нормально, потому что вы глупые и слабые, а мы сильные - "выживает сильнейший".

   Таким образом получается, что сегодня защищать можно права только меньшинств и личности, по дурацкому принципу количества. В то время, как в правовом и политическом поле важнее принцип влияния на общественные образования, неважно большинство они или меньшинство. То есть большинство "должно" быть слабым и равным меньшинству. И получается, что меньшинство будет сильным, а большинство из-за уравниловки будет слабым, иначе это однозначная угроза для меньшинств. Это какой-то чистый биологизм (шовинизм меньшинств).

   Если так, то вывод прост: сильные имеют, значит, право быть сильными, независимо от количества. Но раз количество может быть силой, то она должна прагматично использоваться, не так ли? Добиться количества не так-то просто - это порой дело долгих лет и столетий. По Дарвину к максимальному размножению стремятся и те, кого мало и те, кого много. Идет битва за ресурсы, за потребление, за выгодное жизненное пространство. Тех, кто слабее получается надо давить - много их или мало, а не прислушиваться к их лживым речам, изворотам, к их увиливанию. Это как на охоте. Хитрость и тактика. Главное вовремя нанести мощный удар - враг рассеивается. И добивать по одиночке. Такая логика объективно прослеживается за действиями современных элит, меньшинств, корпораций: мораль господ. Через малое управлять большим, чтобы никто не мог через большое управлять малым: типичная антидемократия. Элиты с большинства постоянно канючат быть лояльным и демократичным во взглядах, но сами в этой лояльности и демократии участвовать не намереваются. Некоторые хотят быть "равнее" всех.

   На самом деле следует уяснить себе главную мысль: у большинства не меньше прав, чем у любых меньшинств по их любимому принципу равноправия. Исходя из этого же принципа меньшинства, не могут иметь никаких приоритетов и привилегий в плане "защиты" и "развития" своих интересов в отношении к большинству. Интересы большинства нуждаются в не меньшей защите, чем интересы любой по численности и интересам группы, особенно при агрессивном воздействии на большинство со стороны реакционных меньшинств, корпораций, всячески нарушающих законы, устои, обычаи и традиции общественного большинства, что далеко не редкость в наши дни. Взять хотя бы, к примеру, любые противоправные действия правительства - исполнительной власти. Эту группа людей не избирается большинством или наибольшей группой представителей большинства, но ее деятельность напрямую направлена на жизнь всего общества как на меньшинства, так и на большинство.

   В конце концов, надо избавиться и от самого огульного предрассудка о том, что большинство - это "толпа", "чернь", серая масса. "Масса" ("толпа") очень важный процесс в рамках формирования общественных групп и предпочтений, к нему нельзя относиться пренебрежительно, как показывает история. Но все же это явление, а большинство это общественный институт любого государства. Масса формируется в ограниченной исторической ситуации в виде кратковременного всплеска эмоций на содержание ситуации. После "разрядки" (по Э. Канетти) масса (толпа) растворяется в перманентном состоянии общества. Большинство формируется продолжительное время в соответствии с историческими задачами социума. Большинство - систематическое образование, которое коллективно осознает себя в ландшафте, истории и культуре. Оно есть наибольший кристалл масс общества со своей четко детерминированной системой идентификации и признаков. В динамическом политическом процессе большинство определяется и воспринимается в соответствии с актуальным общественным мнением по отношению к остальным группам и по отношению к наиболее влиятельной группе интересов (социума). В зависимости от исторических условий группа влияния может быть органично связанной с судьбой большинства - тогда она является "меньшинством от большинства". Либо может быть неорганичной, оторванной (порой это происходит постепенно) от большинства - "меньшинством над большинством", "меньшинством против большинства". В общем всякого рода элитаризм. Также следует сделать замечание и по отношению к количественному фактору: большинство не просто аморфное количество людей - оно есть количество по признаку заинтересованности, традиции. Также напомним, что меньшинство и большинство - группы, и формируются по одним принципам. Вот поэтому нельзя путать большинство с "массой" и "толпой". Большинство определяется по четкому признаку расслоения - религия, раса, этнос, партия, класс - и поэтому не может просто отождествляться с толпой, массой. В обществе, стране может быть только одно большинство чаще всего национальное, либо расовое (США), либо религиозное, также оно может определяться как политическое (партийное), или как экономическое (классовое). С какой стороны не посмотри, оно всегда будет одним по отношению к остальному сонму меньшинств и элит. Большинство - это наибольшая группа заинтересованности и производства в государстве. От него многое зависит. Значит с ним надо во многом считаться, и в большей мере, нежели с элитами или меньшинствами. Таков путь к социальному согласию. Но нынче приходится констатировать, что большинство продолжают отождествлять с толпой эмоционально - его представляют равнодушным, запуганным, невежественным, грубым и т.д. Много грязных ярлыков может навесить индивидуалистическая гордыня на остальной род человеческий. Но большинство не предает одного, а вот один или несколько часто предают всех.

   В заключение хочется сказать следующее: если сегодня от нас требуют отказаться от предрассудков относительно меньшинств, то необходимо требовать от меньшинств и элит избавляться от предрассудков и предвзятости по отношению к большинству (массам, нации). Если проблем большинства не существует, следовательно, нет проблем и у меньшинств. Равноправие, к которому, заламывая руки, взывают либеральные правозащитники меньшинств, - если ему следовать до конца и честно - требует упразднения не только большинства, но и меньшинств: если нет большинства, нет и меньшинства. Если же деление общества не может избавиться от подобной схемы отношений - большинство/меньшинство, то и та и другая сторона может (имеет возможность) навязывать приоритеты в соответствии со своими коренными интересами, либо отрицать внешние, противные ей экспансии, давление, приоритеты. Таким образом сохраняется принцип диалектики: единство и борьба противоположностей. А вместе с ним дуализм и плюрализм отношений в рамках исторических закономерностей. Каждый - из большинства ли, или из меньшинства имеет право на свои принципы и борется за них.

 





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.