Большевизм vs. Элитаризм. - Теория меньшинства от большинства - Богдан Заднепровский - Философы и их философия - Философия на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 64

Разделы

Философия как наука
Философы и их философия
Сочинения и рассказы
Синергетика
Философия и социология
Философия права
Философия политики

Большевизм vs. Элитаризм.

   Начиная с XIX века, в процессе промышленной революции и пролетаризации традиционных национальных обществ, образовались широкие массы населения и начало развиваться общественное мнение через массы же: это и система выборного права, и свобода печати, профсоюзное движение, забастовочное движение и пр. У широких масс населения появились свои идеологи и вожди. В дальнейшем мировые политические катаклизмы привели массы к самому активному участию в истории. По выражению В.И. Вернадского "впервые в истории человечества интересы народных масс - всех и каждого - и свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости"1. Таким образом, крупные массы людей стали обладать правом решать свои насущные проблемы, но все еще не обрели власти. Большинство доказало, что может устанавливать свою власть. Из этого и возникла идеология большинства.

   В то же время шла реакция правящих классов против консолидации общества. Из этого возникла теория элит. Ей было важно сохранить деление на мораль господ и рабов и главный принцип порабощения "divide et impera"2. Идеологи элит дробили общество и на классы, и на сословия, и на страты, и на корпорации, всюду подчеркивая внешние и внутренние противоречия групп. Везде доминировал конфликт интересов и ограниченное сотрудничество и альянсы. В теории элит возрождается феодальная раздробленность человечества, этакое политическое барокко общества.

   Большевизм, если отбросить ассоциации и исторические компиляции "Советского феномена", доказал, что общество способно консолидироваться для решения основных своих проблем перед лицом произвола государства, культа личности и экономических и классовых противоречий. Теория элит показала еще невысокую внутреннюю сознательность масс, возможность управлять ими в чьих-либо интересах и злоупотреблять социальным ресурсом ради амбиций партий, элит, личностей. Большевизм и элитаризм - два параллельных движения социальной эволюции общества. Они стараются не пересекаться, а отталкиваться в своем ожесточении друг против друга.

   Для здравомыслящих людей за двести лет этой социально-исторической драмы становится понятным - пришло время синтеза теорий, а не их противопоставления.

   До сих пор все общественное противоборство протекало в рамках государственного механизма и пространства. Консерватизм и фашизм (тоталитаризм) определяли примат государства над обществом. Куда движется государство, туда следует и общество. Борьба общества, как элит, так и масс против произвола государства и за власть в нем продолжаются непрерывно. Треугольник замкнулся. Его вершины: государство, элиты (группы) и массы. Государство в зависимости от влияний выбирает предпочтения между интересами масс и элит. Зачастую интересы правящего класса доминируют в государственной политике, что и приводит в основном к социальным перекосам и дисбалансам в разных странах. Только в возникающих экстремальных условиях государство вспоминает об общественных интересах: без них рухнут и частные и государственные. Тогда-то и начинается "Родина мать зовет". Все становятся консолидированной и сопричастной массой: единство государства и народа, все сыны отечества, все отвечают за судьбу родины. Возникает довольно прогрессивное поле либерализма в отношениях между слоями общества. Из этого можно сделать вывод, что реальной силой и фактором жизнеспособности государства являются массы, большинство, народ. А они не просто социальные ресурсы государства и экономики, но тоже люди, личности. Естественным выводом является необходимость государства поставить интересы большинства во главе государственных и национальных интересов, а обществу следует создать правящую элиту, исходя из интересов большинства и из его же рядов.

   Любой отход от этих интересов и злоупотребление ими - раскол и предательство, переход в частный и сословный элитаризм. Это должно осуждаться государством и обществом. В индивидуализме нет ничего плохого. Он необходим для свободы человека, но он обязан считаться с коренными интересами общества, как с интересами, прежде всего, других индивидуальностей. Защита же прав меньшинств и личности требует также всесторонней оценки и общественной дискуссии, а не императива, но ни в коем случае не безоговорочного одобрения. Сначала защита общего, потом частного и группового, и наконец, индивидуального - не личного. Потому что права личности - это общие интересы, так как общество состоит из личностей. Индивидуализм же естественно чурается общества - он внутренняя свобода человека, его совести, его мыслей.

   Такие основные тезисы новой синтетической теории общества - теории меньшинства от большинства.

Большинство.

   Что такое большинство в обществе? Как оно себя представляет? Это не все общество, потому что если большинство - это все, тогда, где меньшинство? Большинство характеризуется количеством людей с наиболее часто встречающимися сходствами в социальной, экономической и политической жизни. Большинство может определяться по классовому признаку, например, выделятся средний класс общества, либо это "крестьянство" или "городское население": за каждой крупной группой населения стоит комплекс жизненно важных для нее интересов. Большинство может быть религиозным, как в мусульманских странах, расовым - в США белое большинство состоит из многих национальностей и позиционируется с другими расами, а не народами. Большинство мононациональных государств представляет собой большинство одного народа - нацию. В политической жизни общества оно может определяться партийным единством. Можно также определять большинство и по половому признаку и т.д.

   Меньшинства формируются по всем тем же категориям, что и большинство и часто являются его оппозицией, либо его доминирующим звеном. Именно подвижные группы влияния внутри общества, как со стороны большинства, так и со стороны меньшинств борются за доминирование и экспансию своих интересов. Это объективная борьба, хотя и не всегда на равных.

   В России сложилась уникальная ситуация большинства. В ней - большинство, несмотря на многонациональность страны, формируется одним большим народом - русскими. Все население России для других стран называется русским, тем самым, утверждая этот признак большинства. Это большинство несет в себе и наиболее распространенный религиозный признак: русское большинство - православное большинство. К сожалению для большинства Российской Федерации в последнее время сложилась неблагоприятная ситуация в политической и экономической сфере жизни, национальное большинство оказалось в плачевном состоянии. Это большинство бедное и демографически вырождается - неоспоримый и очевидный факт. Почему так происходит? Потому что в этой стране большинство и его интересы не являются определяющими для жизни государства и общества. Вся общественная, политическая, экономическая жизнь подчинена интересам самых разнообразных групп влияния, для которых большинство жителей России, ее территория - это всего лишь экономический придаток ресурсов, сфера собственных интересов, а не общих. Большинство оказалось без своей группы влияния, которая бы отстаивала его интересы. Чтобы создать такую группу большинству надо выработать внутри себя стереотипы борьбы и пассионарный импульс. Кто-то скажет, что большинство на это не способно, что это могут сделать личности, отдельные люди. Но большинство состоит из людей, оно генерирует людей, и среди них оказывается достаточное число человек, которые сильно, болезненно недовольны влияниями других групп и обществ. Они своей активностью и идентичностью с большинством и его интересами формируют меньшинство от большинства, и начинают бороться за власть и за интересы большинства. Их преимущество - поддержка большинства, его количеством и энтузиазмом масс. Если в дальнейшем меньшинство от большинства не оправдывает интересы и чаяния общества, завоевав власть, оно откалывается от большинства и становится элитой, его врагом, тиранией. Если оно не способно захватить власть, то растворяет остатки своего импульса борьбы в обществе, заражая им будущих борцов.

   Общественная гармония и стабильность возникнут, если страной и государством будет управлять меньшинство от большинства, защищая интересы большинства и соблюдая идентичность с большинством. Чтобы не было перегибов в таком обществе - государство должно быть демократическим: меньшинство обязано обновляться из большинства, а не генерировать само себя и изолироваться от общих интересов.

Большинство и меньшинства.

   Инертная масса большинства тормозит всяческие экспансивные влияния меньшинств. Всякого рода ксенофобы тоже не являются большинством, но это люди с глубоко привитыми и болезненно развитыми государством и обществом инстинктами большинства. Они такое же меньшинство как, скажем, гомосексуалисты, национальные диаспоры, экономические и правящие элиты. Как все подобные группы влияния, ксенофобы стремятся распространять на инертную массу большинства свою волю, эмансипацию. Спокойная масса - равнодушна, но она молчаливо и весомо может поддерживать ту или иную группу влияния. Естественно, что большинство поддержит те социальные стереотипы и линии поведения, которые усваивает среднестатистический гражданин того или иного общества в процессе личной социализации. Мусульмане, например, придерживаются своих религиозных ценностей, своего мировоззрения и обычаев. Будучи большинством, посредством действий своей наиболее ортодоксальной группы влияния, они выступают против всякого инакомыслия. Так происходит в любом государстве в той или иной степени.

   Правящая элита через механизм государственных, социальных, культурных институтов, существующих уже не одну сотню лет, внушают обычному человеку определенный для данного общества, универсальный для его статистов комплекс мировосприятия. Любая информация имеет свойство многократно воспроизводиться и интерпретироваться в живом море человеческого общественного сознания. И каждый индивид, обладая уникальной личностью, воспринимает по-разному установки общества и государства. В человеке закрепляются те стереотипы, которые позволяют протекать его жизни комфортно (принцип удовольствия), иначе он отрицает их. Часто личность идет на компромисс с различными психосоциальными комплексами ради своей безопасности. Но всегда находятся люди, которые вступают в конфронтацию с общественным и государственным укладом в тех или иных вопросах морали, закона, обычаев. Фактически, возникают меньшинства по интересам со своей программой влияния и борьбы за эти интересы. Они выступают против большинства? Сразу можно сказать, что нет. Они выступают против порядка правящей элиты или правящего социального института, например семьи. При благоприятных условиях меньшинства требуют своей эмансипации, при неблагоприятных скрывают свои интересы. У общества (массы) существует свое меньшинство, заключенное в рамки государственного механизма и социальных институтов. Оно бывает навязано обществу, либо возникает естественно, из чаяний этого общества: это не так уж важно. Вывод из всего этого прост - у большинства есть свое меньшинство, которое не обязательно защищает интересы большинства, но использует его инстинкты для своих целей. В процессе истории возникают и разрушаются крупные группы влияния и меньшинства по принципу отстаивания интересов.

   Проблема многих меньшинств в том, что они, защищая свои интересы, эмансипируясь, всегда обращают свои удары, свою волю против большинства. Они требуют с большинства сначала не трогать их, меньшинство, быть толерантным по отношению к себе. А затем, если нет серьезного противодействия, настаивают на том, чтобы им верили и поступали как они. Либо меньшинство замыкается от общества, создавая свое микрообщество - секту, клан, диаспору.

   В этом плане интересен опыт большевиков: они не выступали против большинства, не пытались, как народники изменять простого человека, а боролись непосредственно с властью, с правящей элитой, воспользовались исторической ситуацией. Они сумели, отвечая чаяниям простых людей, поднять и использовать энтузиазм толпы против своих врагов. То же происходило и при фашистских режимах. Умение отдельных групп влияния привлечь энтузиазм масс, по всей видимости, наиболее эффективный способ для меньшинств достигнуть своих результатов - "в пролах сила"3.

   Но бунт масс это отдельная тема. Следует уяснить, что отношение большинство - меньшинство не является асимметрией. Оно есть взаимообратное отношение с одной стороны группы (неважно какой численности) и индивида. Надо понять одно - за каждым индивидом стоит его группа. Большинство ли, меньшинство, не столь уж важно: группы стараются влиять, прежде всего, на человека, на личность. Это противостояние одного с множеством. И один присоединяется к множеству, с которым он идентичен и жизнеспособен, иначе он гибнет. Таким образом, индивид со всеми своими мировоззренческими комплексами оказывается в меньшинстве с любым другим меньшинством. Он тоже требует своей эмансипации и неприкосновенности. Масса уже не является чисто множеством однородных людей. Она некий инертный континуум, сфера социальных интересов. Она - абстрактна, а люди конкретны. Совокупность людей, идей, институтов, история. Одни ищут влияния, другие безопасность - "...небольшая часть народа желает быть свободной, дабы властвовать; все же остальные, а их подавляющее большинство, стремятся к свободе ради своей безопасности"4.

   Теперь немного о толерантности и меньшинствах. С большинства и с каждого требуют быть терпимым (именно требуют) в основном к тем явлениям, к которым ранее в истории насаждали нетерпимость. То есть требуют, чтобы человек шел против своей установившейся общественной природы, ради тех, кто эту природу презрел и глумится над ней (в классической версии - это гомосексуалисты, инородцы, преступники и прочие "злодеи"). Говорят, мол, следует быть гуманным и прощать, а не преследовать. Это происходит, потому что в какой-то исторический момент старая группа влияния интересов теряет свои позиции, а новые влияния усиливаются. Все элементарно, по Ницше: "То, что в данное время считается злом, обыкновенно есть несвоевременный отзвук того, что некогда считалось добром - атавизм старейшего идеала"5. Например, национализм когда-то был патриотизмом - теперь болезнь, а гомосексуализм раньше считался болезнью, нынче модой. Мода - вещь всегда навязанная. Если кто-то не любит "гомиков", то он плохой. Если кто-то не терпит другие народы, то он тоже плохой. Если кому-то не нравится чья-то религия, то и он тоже плохой. Они также не большинство, но за их взгляды от меньшинств почему-то достается большинству. Потому что большинство пытаются заставить быть не просто "сострадающим", но и "понимающим". К примеру, если завтра какой-нибудь педофил скажет, что он имеет право трахать ваших детей, то надо не осуждать его, а понимать, и возможно даже поддаться влиянию "моды". Бороться с инакомыслием нехорошо, но любить его, по-видимому, тоже необязательно. Простые люди также чтят свои незамысловатые ценности и скорее поддержат того, кто их защищает, пусть даже и агрессивно. А здесь как на войне.

   Если учат большинство уважать меньшинство, то следует учить и меньшинства уважать большинство, каким бы убогим и ретроградным оно им не казалось.

Большинство и демократия.

   Только подавляющее большинство оправдывает ответственность общества за его выбор при демократических процедурах. Если же половина или чуть меньшее количество граждан несогласно с выбором, то основная ответственность за деятельность лежит на избранных, никакие ссылки на общество и его выбор типа "народ заслуживает той власти, которую выбирает" - неубедительны. Отвечает тот, кто получает. Получает выгоду. Влиятельный человек, в распоряжении которого будет административный ресурс, СМИ, всегда будет над законом и сможет навязывать избирателям свою волю. Избиратель заведомо стоит в неравной позиции, так как он должен следовать закону. А закон - это ограничения. Если их слишком много, то они могут свести на нет сущность закона и демократических преимуществ. Для примера действия такого правового подхода, также можно сравнить ст. 27 Конституции РФ и комментарии к ней: комментарии опровергают основной тезис статьи, сам ее текст. То есть закон становится ничтожным. То же и с Законом о выборах, о референдуме и политических демонстрациях. Тезисы провозглашают демократию, положения опровергают ее. А как известно софистика - это не логика, ложь - это не правда. Демократия там, где принцип доминирует над интерпретацией, а не опровергается ею: ВОЙНА - ЭТО МИР; СВОБОДА - ЭТО РАБСТВО; НЕЗНАНИЕ - ЭТО СИЛА; ДЕМОКРАТИЯ - ЭТО ТОТАЛИТАРИЗМ.

   Большинство - это не количество людей, а совокупность общих и главных интересов отдельных личностей.

   В обычном обществе всегда "господ" меньше, чем "рабов". Поэтому в силу возвышенности и тщеславия "господам" часто кажется, что они избранные, что лишь они и только они в состоянии вершить свою волю над "серой толпой". Мановение руки, мощь Творца, воплощение воли и закона - вот атрибуты истинного величия для тех, кто заслужил быть "господином". А если не заслужил? Тогда эти атрибуты обращаются в грязь высокомерия и произвола. Но именно избранность "пастырей стад людских" является их ахиллесовой пятой. Если не справишься со "стадом" и оно обратится против. И вот уже "господа" - жалкая ничтожная кучка людей перед лавиной безумной ярости толпы. Их мало, но они за все в ответе. Что могут "господа", если их больше не слушают? Толпа, как она могла, отречься от такого замечательного рабства! Избрала новых поводырей, ей нравится новый топот ног, новое движение. "Господа" гибнут также обыденно и банально как и "рабы", обрекавшиеся ими раньше. Что остается от их дутого величия? Они хотят стать маленькой убогой крысой, чтобы спрятаться от давящих их ног. Малое может быть над большим, но не может быть больше большого.

   "С молчаливого согласия большинства совершается все зло на Земле". Значит важно считаться с этим согласием, особенно тем, на кого это зло направленно. Потому что большинству будет жаль тех, против кого направится молчаливое согласие. А его можно направлять. Это "черная дыра" массы, которая может переваривать зло, обращая его в чье-то или свое благо, добро.

   Пренебрегая массой, элитарист пренебрегает и каждым отдельным человеком в этой массе, который в общем-то в большинстве своем ничем не заслужил какого-либо пренебрежения к себе.

   Подытоживая можно определить главный тезис теории меньшинства от большинства - элита не должна порождать элиту, власть не должна генерировать власть: это задача масс, народа - большинства.

Частный принцип теории меньшинства от большинства.

   Нельзя допускать людей с врожденной или ущербной свободой к власти. Речь идет в первую очередь о людях с сильными отклонениями от традиционных форм поведения, и, прежде всего, секса: гомосексуалисты, лесбиянки, фригидные и импотенты, зоофилисты, нелатентные садомазохисты и транссексуалы. Эти люди освобождены онтогенезом, то есть процессом биологического порядка от многих комплексов традиционного и массового сознания. Они склонны к идеи избранности, миссионерства, а, следовательно, будут агрессивны и экспансивны в сфере исполнения и ответственности. Они могут и психологически готовы предполагать обратное по отношению к своим обязанностям и претворять свой извращенный мир в реальность. Для них общество - сфера экспансии, исследовательского и экспериментального интереса. Эти люди очень эгоистичны и хотят изменить мир в соответствии со своим эгоизмом. Современная медицина и психология способны выявлять таких людей. В состоянии ли общество определить границы агрессивной и неадекватной биологической экспансии отдельных индивидов, интересы которых направлены не на развитие вида, а обращены на самовосхищающуюся экзистенцию?

 





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.